Дороже золота – история страны

22 июня 2024 года в ходе поисковых работ в деревне Котлы Котельского сельского поселения Кингисеппского района Ленинградской области было найдено место захоронения более двух тысяч зверски замученных в годы Великой Отечественной войны узников фашистского концлагеря «Дулаг 101».

По инициативе Информационно-аналитического центра «Помним всех поименно» при участии поискового отряда «Форпост» (Кингисепп), строительной компании «Гранд» (Санкт-Петербург) и торгово-транспортной компании «РИД» (Усть-Луга) были вскрыты два противотанковых рва в районе старого аэродрома, в которых обнаружились человеческие останки времен Великой Отечественной войны.

29 июня «Восточный берег» побывал на месте раскопок и побеседовал с непосредственными участниками событий. Материал, предлагаемый вниманию читателей, открывает серию публикаций, посвященных работе ИАЦ «Помним всех поименно» в рамках федерального проекта «Без срока давности», удостоенного Национальной премии «Победа».

Без срока давности

– В поисковой работе я уже больше 40 лет, – рассказывает аналитик ИАЦ «Помним всех поименно» Андрей Федотов. – Четыре года тому назад занялся захоронением в Дновском районе Псковской области.  Там, потратив два года, нам с товарищем удалось найти останки 25 тысяч военнопленных времен Великой Отечественной войны. Сенсационная находка привлекла внимание всех слоев общества. На месте захоронения побывал сам Председатель Следственного комитета Российской Федерации, генерал юстиции РФ Александр Бастрыкин.

Все найденное мы передали компетентным органам, а так как мы оказались на слуху, то нас пригласили в Волосовский район на поиски противотанкового рва, предположительно заполненного останками мирных жителей и военнопленных. Благодаря уже наработанному опыту мы этот ров обнаружили буквально за один месяц. Сейчас там продолжаются поисковые работы. Объявленная цифра – 9 тысяч человек.

Описываемым событиям предшествовал запуск проекта «Без срока давности», поддержанного Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо президенту страны за поддержку поисковиков!

На этом месте остановлюсь и расскажу немаловажный сюжет. Благодаря ИАЦ «Помним всех поименно», на Пискаревском кладбище была найдена могила старшего брата Владимира Владимировича – Виктора Владимировича Путина, погибшего в блокаду. Мы не только подняли документы и нашли могилу, но и довели этот факт до сведения президента. Я был свидетелем того, как к месту захоронения приезжал В. В. Путин. Впервые я видел слезы на его глазах…

Аэродром, ставший концлагерем

– В Кингисеппском районе мы с другом работаем в компании, связанной со строительством порта «Усть-Луга», а проживаем в Котлах, – продолжает Андрей Владиславович. – Перед тем как выехать на вахту, я слегка изучил историю этой местности. До войны в Котлах был расположен крупный советский аэродром, территориально входивший в Ижорский укрепрайон.

В 1941 году, когда советские войска были вынуждены отступить, сюда с боями пришли немцы. Тогда в Котлах базировалась уже немецкая авиация. А так как инфраструктура аэродрома была очень развитой (здания, стоянки самолетов, ремонтные мастерские), то немцы явились, как говорится, «на готовенькое». И образовали концлагерь «Дулаг 101».

Заключенные вынуждены были заниматься строительством аэродрома, переделкой дорог под нужды фашистской армии, в том числе перешивкой колеи под европейский стандарт, прочими строительными делами. Немцы практически не кормили пленных – их смертность была очень высокой. За зиму 1941-1942 годов умерло около двух тысяч человек.

Первоначально узников держали в здании храма Николая Чудотворца. Сейчас прихожанином этого храма является мой товарищ по поисковой работе Сергей Сафронов. Он рассказал мне, что нынешний настоятель отец Николай переживает по поводу военных захоронений, так как их наличие лишь предполагается, но конкретные места не определены по сей день. Мы с коллегой Мирославом Селевонюком встретились с батюшкой, поняли, что в наших силах ему помочь, и приступили к сбору документов.

Используя возможности ИАЦ, получили списки жертв концлагеря «Дулаг 101», составленные на немецком языке. Удалось перевести 158 имен, но так как возможности наши не безграничны, мы отложили эту работу ради поиска самих захоронений. Опыт предыдущих находок помог нам справиться с задачей за две недели: мы обнаружили точное место при помощи кадров выкупленной архивной немецкой аэрофотосъемки. Однако стопроцентной уверенности у нас еще не было…

Пересеченная местность

– Должен сказать, что жители Котлов первоначально относились к нам с подозрением – вроде бы мы люди хорошие, но уж больно чудаковатые. Мол, все они живут здесь давно – и ничего такого тут нет.

Тем временем, прежде чем начать, мы заручились поддержкой кингисеппского поискового отряда «Форпост». Его руководитель Виктор Костюкович помог нам с получением разрешения на раскопки, предупредил, что завален работой и помочь не сможет, однако попросил держать его в курсе событий. Далее мы согласовали наши действия с администрацией Котельского сельского поселения, следственным комитетом и администрацией Кингисеппского района.

Пользуясь случаем, хочу отметить, что работать с администрацией в вашем районе весьма приятно. Хочу сказать спасибо местному руководству за открытость и доступность. Благодарю наших спонсоров – компании «Гранд» и «РИД» за помощь, которую они нам оказали, продолжают предоставлять и гарантируют в будущем.

Так вот. Выехали мы в поле, выкосили траву и произвели проверку глубинным аппаратом на предмет отсутствия взрывоопасных веществ и проложенных кабелей. Компания «РИД» выделила нам экскаватор с машинистом. И вот, спустя час работы экскаватора, показались первые останки…

Местные немедленно переквалифицировали нас из породы «неизвестно кто» в ранг уважаемых людей.

А самое главное – подтверждались наши предположения касательно размеров и количества противотанковых рвов, ставших могилами для заключенных «Дулага 101». Рвов там три. Средняя длина – 70 метров, ширина – два, глубина – не меньше трех. И мы говорим о пересыпанном землей слое человеческих останков примерно в метр. Первый ров заполнен на всю длину, второй – где-то на три четверти, третий – пустой. Потому что подошли наши войска и прервали это страшное дело…

Европейская политика может вмешаться

– На данный момент я утверждаю, что в обоих заполненных рвах похоронено около двух тысяч человек. Но мы уже знаем, что на территории поселка Котлы есть еще ямы, куда немцы сбрасывали трупы в самом начале существования лагеря.

Очень надеемся также на наличие солдатских медальонов. Пока не буду говорить, где именно предполагаем их обнаружить, но уверен – они там есть. Приведу пример: в городе Дно мы нашли 150 солдатских медальонов на четырех квадратных метрах. Но не на останках, а отдельно. Немцы раздевали людей, а форму выбрасывали в яму. Она истлела, а медальоны сохранились.

Крайне важно, что нами найден полный архив по «Дулагу 101». Он хранится в Германии. Среди прочего в нем есть протоколы допросов потенциальных военных преступников – начальников концлагеря. По этому делу тоже работает следственный комитет. Из-за того, что у Европы сейчас натянутые отношения с Россией, доступ к архиву может быть затруднен.

А по поводу Европы скажу вот что. Когда речь заходит о Великой Отечественной войне, мы говорим о наших врагах как о немцах. На самом же деле, в городе Дно мы выяснили, что охранниками в том лагере были поляки. А в Волосово, где располагался «Дулаг 102», которым мы тоже хотим заняться, палачами были венгры. В Котлах уже выскочила чехословацкая монета. Представляете себе, какое разнообразие «европейских ценностей»?!

Продолжению – быть!

– Основная работа у нас впереди, – завершает свой рассказ Андрей Федотов. – Сейчас идет согласование дальнейшей судьбы этого (пока не признанного военным) захоронения с правительством Ленинградской области.

По собственному опыту знаю, что Следственный комитет, работая по открытому уголовному делу о злодеяниях нацистов на нашей территории, в поисках следов преступления будет подвергать экспертизе останки каждого человека, лежащего там. Причина в том, что это не погибшие на поле брани солдаты, а категория жертв фашизма.

Во время работы экскаватор задел чьи-то личные вещи – из земли выскочил кошелек с советскими довоенными монетами 1940 года. Это неоспоримо свидетельствует о том, что захоронение принадлежит к периоду Великой Отечественной войны. Монеты сейчас находятся на реставрации и будут переданы в музей Котельского сельского поселения.

Та война никогда не сотрется из памяти

О том, что работы ведутся, во время расширенного совещания органов власти и управления, состоявшегося 24 июня в стенах здания районной администрации, коллегам сообщил и.о. главы администрации Котельского сельского поселения Александр Жадан.

– В деревне Котлы работает сборная команда опытных поисковиков-энтузиастов: Андрей Федотов, Мирослав Селевонюк, Роман Секисов, Анатолий Морозов, Виктор Донской и другие, – перечисляет участников событий Александр Сергеевич. – Благодаря добытым ими документальным данным, администрация убедилась в существовании столь крупного захоронения и помогла привести территорию в порядок.

Сами раскопки начались 22 июня – эту дату мы отмечаем как День памяти и скорби о тех, через чью судьбу прошла жестокая война, о тех, кто, не пожалев жизни, не вернулся с кровавых полей сражений за свободу и независимость Родины.

Сейчас в Котлах обнаруживаются и другие места, связанные с немецко-фашистской оккупацией нашей территории. Окончательное решение о сохранении захоронения с обозначением его памятником либо о перезахоронении останков еще не принято, так как свой вердикт еще не вынес районный следственный комитет. Нам всем предстоит длительная работа по изучению найденных материалов и увековечению памяти погибших. Но я обещаю приложить все усилия, чтобы мемориал появился.

Я был на том месте. На месте захоронения дух тысяч жертв фашизма. И испытал уверенное чувство, что, борясь с «коричневой чумой» в ее сегодняшних проявлениях, наша Родина, российский народ, все мы предотвращаем ее ужасные последствия, которые демонстрирует нам история. Сегодня как никогда очевидно – наши предки, обагрившие своей кровью родную землю, не допустили врага до нас. Не допустим и мы.

Мы в России живем

У котельских поисковиков, назовем их так, по ходу дела появилось несколько единомышленников. Среди них Снежана Лебеденко, коммерческий директор компании ООО ТТК «РИД» – той самой, предоставившей экскаватор.

 – В нашей компании есть автосервис, Андрей с ребятами пригоняли к нам транспорт на ремонт, так мы с ними и познакомились, – делится информацией Снежана Александровна. – Они рассказали, что занимаются поисковой деятельностью на общественных началах, и попросили помочь с тяжелой техникой для раскопки траншей.

Приезжаем на место с машинистом экскаватора – а у них там разбит палаточный городок, из еды – одна тушенка. Увидев это, я закупила продукты, организовала им горячее питание, привезла мангал и казанок, наварила полевой каши.

Скажу как есть – я воодушевилась, но не верила, что они что-то найдут. В моей голове это не умещалось. А вот когда они все-таки докопались до человеческих костей, я испытала дикий шок. Дня три не могла в себя прийти: как же так – восемьдесят лет никто этим не занимался?

Вот так, нежданно-негаданно, наша компания стала частью поискового проекта. Понадобится ребятам техника или рабочая сила – добро пожаловать к нам! Выделим бесплатно и обязательно поможем.

В истории, как и в современности, людям все-таки следует разбираться. Потому что – и меня это просто поражает – есть такие, кто, услышав, что мы с семьей переехали в Котлы из Белгорода, говорят: «Так это же вы войну развязали! Это с вас все началось!» И клянусь, это далеко не единичный случай, когда Белгород по незнанию приписывают к Украине… Отвечаем: «Да, мы живем в приграничном городе, под обстрелами, враги рушат наши дома, убивают наших детей. Но мы живем в России!» А «все началось» еще в 2013 году. У меня как раз тогда старший ребенок родился. Я занималась волонтерской деятельностью, помогала беженцам с Украины – пристраивала детей, собирала сухие пайки, влажные салфетки и так далее. У нас в квартире пустого угла не было, столько насобирали.

К истории я отношусь очень трепетно. И наших троих детей мы с мужем к этому приучаем. Должны они помнить и знать, что Великая Победа – заслуга их предков. Когда мы встречались в поле с Андреем и его командой, наш старший сын Елисей (ему десять лет) стал рассказывать им о дневнике Тани Савичевой. Они просто потрясены были.

Так Елисей еще добавил, что история дороже золота, потому что у нас все время пытаются ее отобрать. И я согласна – если хотя бы шестеро из десяти детей будут знать историю и понимать, что это память поколений, ее невозможно будет ни забрать, ни переписать. А поисковики – не старатели, а искатели исторической правды и реставраторы исторической справедливости.

Благодаря истории Великой Отечественной войны и Великой Победы мы знаем, что наш народ самый сильный и сплоченный. Не знай мы этого, специальная операция не привела бы к такому единению, как сейчас. Все потому, что у нас есть пример дедов и прадедов. Патриотизм заложен в каждом из нас, потому что Великая Отечественная коснулась каждой нашей семьи.

Хочу еще сказать, что я была приятно удивлена реакцией на раскопки в Котлах, которую мы получили от администрации поселения. Александр Сергеевич Жадан не разыгрывал из себя «небожителя» – пришел, побеседовал со всеми и включился в процесс.

Мы же просто влюбились в ваш край, Котельское сельское поселение и деревню Котлы. Уезжая в Белгород, всякий раз тоскую – хочу вернуться обратно, домой. Так я чувствую. Планируем здесь остаться.

Свидетели и судьбы

Свидетелей Великой Отечественной войны в Котлах практически не осталось. Но остались те, кто может рассказать, показать, познакомить и проконсультировать. И это, безусловно, староста деревни Антонина Елфимова – женщина знающая и всегда готовая прийти на помощь. «Восточный берег» попросил ее встретиться с Андреем Федотовым.

Встреча состоялась, и Антонина Павловна рассказала о том, что еще в 1983 году в Котлах проживали вдовы советских летчиков, базировавшихся на местном аэродроме. А затем устроила поисковику встречу с семьей краеведа-любителя Тамары Барабаш (1934-2021). Ребенком Тамара Гавриловна пережила немецко-фашистскую оккупацию в Котлах и ужасы концлагеря для гражданских лиц в Раквере (Эстония). К сожалению, она ушла из жизни, но, возможно, ее труды помогут современным изыскателям.

В 2015 году «Восточный берег» публиковал интервью с Т. Г. Барабаш, где она вспоминала о том, что в деревнях Котлы и Пейпия (Нежновское сельское поселение) в сентябре 1941 года были созданы концлагеря для советских военнопленных. По данным доктора В. П. Вавилова в них погибло 12 тысяч человек [см. «ВБ» № 22 за 27 мая – 2 июня 2015 г. – прим. ред.].

– Больше всего сожалею сейчас о том, что не записывала наши разговоры с Тамарой Гавриловной, – сокрушается Антонина Павловна. – Хорошо бы и Андрею появиться в Котлах лет на десять раньше. Но тут уж как сложилось, так сложилось.

Сила Божьего Слова

Поисковые работы Андрей Федотов и его единомышленники проводили с благословения настоятеля храма Святителя Николая Чудотворца в Котлах иерея Николая Вахрушева, ставшего вдохновителем проекта.

– Президент России неслучайно поддержал проект «Без срока давности». Людей, погибших в годы Великой Отечественной войны, все еще находят и будут находить. Вот и у нас в Котлах нашли – и похоже, что много, – говорит отец Николай. – Всех их нужно предать земле достойно, с почестями. И увековечить их память, возможно, создав мемориал, либо поставив памятный крест.

Вы правы, честно говоря, я и сподвиг местных поисковиков на эту работу. А мой прихожанин Сергий, летом проживающий в деревне Березняки Котельского сельского поселения, подключил к этому делу профессионалов [батюшка имеет в виду вышеупомянутого Сергея Сафронова. – прим. ред.].

Сейчас, когда появляются именные списки, в нашем храме мы уже поминали и будем поминать каждого. Молиться о них – наша непосредственная обязанность. Если священник не успевает всех назвать, в этом ему помогает алтарник. А когда мы не знаем имен, то произносим: «Их же имена, Господи, Ты сам веси».

Несмотря на то, что в Котлах еще до войны существовал истинно православный уклад, понятно, что сейчас у жителей возникают сомнения – все ли захороненные во рвах были крещены? Для меня – без всяких сомнений – все! Ведь все они приняли мученическую смерть…

***

Я сегодня до зари встану,

По широкому пройду полю.

Что-то с памятью моей стало:

Все, что было не со мной, помню.

А степная трава пахнет горечью,

Молодые ветра зелены.

Просыпаемся мы – и грохочет над полночью

То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.

А. Ульянова

Яндекс.Метрика

Что будем искать? Например,Человек

Мы в социальных сетях