Крупнейшая в мире артиллерийская дуэль главного калибра состоялась под Ленинградом

2103 Артиллерия по Ленинградом_Дора

Блокадная ленинградская артиллерийская дуэль 1941-1944 годов – поединок немецкой (западноевропейской) и русской артиллерии стал самым мощным за всю историю артиллерии. И это происходило на нашей земле.

Грозная сила – морская артиллерия Ленинграда

Когда Ленинград немцам взять не удалось, настала очередь иных испытаний. Блокада невольно стала и испытанием измором и крепости духа, бомбардировочной и истребительной авиации, противостояния дальнобойной артиллерии большого калибра. 

Состязание было артиллерий двух типов: с немецкой стороны сухопутной особо крупного калибра, со стороны советской стороны – морской артиллерии Балтийского флота, которая била частично с крейсеров и линкоров, частично с морских фортов или орудий, снятых с кораблей. Роль нашей сухопутной артиллерии была относительно невелика, поскольку больших калибров полевых пушек у нас было тогда немного. В 1943 году на Ленинградском фронте был сформирован 3-й контрбатарейный артиллерийский корпус, основной его ударной силой была железнодорожная артиллерийская бригада Балтфлота, сухопутная артиллерия была представлена лишь девятью 152-мм пушками, бившими на 25 км. Остальное – 90-152-мм гаубицы образца 1937 года и 32 — 122-мм пушки образца 1931-1937 годов. Количество же стволов морской артиллерии было значительно больше, не говоря уже о калибрах орудий.

Итак, собственно корабельная артиллерия. Это линкоры «Марат» и «Октябрьская революция», крейсера «Киров», «Максим Горький», недостроенный «Петропавловск». Главный калибр линкоров – двенадцать 305-мм пушек, девять 180-мм орудий крейсеров, плюс четыре 203-мм пушки «Петропавловска». Далее, девять эсминцев и лидер «Ленинград», всего 41 – 130-мм пушка и восемь канонерских лодок с пятью 100-130-мм пушками каждая. Вторая группа – береговая артиллерия. Это, прежде всего, форт «Красная горка», где было установлено восемь 305-мм, три – 152-мм, четыре – 130-мм и три 120-мм орудия. Вторая ударная сила – форт «Серая лошадь»: четыре – 203-мм, три – 152-мм и четыре – 130-мм орудия. Но они могли вести огонь лишь у юго-западных границ Ораниенбаумского плацдарма. На самом плацдарме находились батареи у Большой Ижоры и у Калище со 152-мм и 100-мм пушками. К сожалению, форты в Финском заливе и на острове Котлин, с мощнейшей береговой артиллерией, находящиеся в северной части не могли вести целенаправленный обстрел по южному берегу, где группировались немцы.

Большую помощь морской оказывала железнодорожная артиллерия – бронепоезда были мобильны, они стали основным средством контрбатарейной борьбы. Все ж/д орудия были объединены в 101-ю, позже 1-ю гвардейскую железнодорожную артиллерийскую бригаду. Основная ударная сила бригады: три – 356-мм и десять 180-мм орудий, позже к ним были добавлены 36 – 130-мм, четыре – 152-мм и столько же 120-мм установок, построенных на ленинградских заводах. Балтфлот имел свои бронепоезда «Балтиец» и «За Родину», которые были заметно сильнее своих сухопутных собратьев, поскольку были вооружены боле крупными 120-130-мм орудиями. Это была грозная сила.

Самый крупный советский калибр – каждый снаряд более тонны

На северо-востоке Ленинграда на Ржевке, располагался Научно-испытательный морской артиллерийский полигон, с которого вели огонь уникальные орудия, созданные для испытаний в единичных экземплярах: одна 356-мм, две – 305-мм, пять – 180-мм, две 152-мм, четыре – 130-мм орудия и самая крупное на тот момент наше орудие калибром 406 мм, построенное экспериментально. Разработка этих артсистем на Ржевке началась в 30-х годах. На заводах «Большевик» и Ленинградском металлическом заводе этот первый образец орудия Б-37 был готов к испытаниям в 1940 году как раз в канун начала войны. Длина скреплённого цилиндрами ствола орудия составляла более 20 метров, его живучесть должна была составить 300 выстрелов. Пушка могла вести огонь бронебойными и полубронебойными снарядами массой более тонны на дальность около 40 километров, но фугасные снаряды для орудия отсутствовали, её предназначение – борьба с крейсерами и линкорами.

Особо стоит сказать о самом крупном нашем калибре – «МП-10», орудии калибром 406 милиметров. Это орудие было шедевром инженерной мыли, оно представляло собой большую орудийную башню, вращающуюся на лафете с подземным казематом, разрабатывалась для береговой батареи и была построена в единственном экземпляре. Имелись трудности с заряжанием, однако удалось добиться скорости четыре выстрела в минуту, за годы блокады «МП-10» смогла сделать 81 выстрел. Выстрелов могло быть и больше, но возникла другая проблема – отсутствие уникальных боеприпасов, ленинградские заводы за время блокады могли сделать менее сотни этих огромных бронебойных снарядов и к началу освободительной операции «Искра» удалось сделать лишь небольшой запас этих снарядов для орудий самого крупного единичного калибра.

Артиллерия Ржевского полигона была тщательно замаскирована от налётов и охранялась, но из-за удалённости от театра боевых действий не могла полномерно принять участие в операции освобождения. «Искра» началась 12 января 1943 года силами 67-й армии. Задача ржевский орудий – сокрушить «Невский Измаил» – так наши военные прозвали один из самых мощных укреплений – Городокский узел обороны немецкой линии на территории 8-й ГРЭС и двух рабочих городков, из которых была создана крепкая цитадель, которую защищала 170-я пехотная дивизия вермахта. Операция длилась больше месяца, самое крупное наше орудие сделало по ГРЭС 22 выстрела 8 прямых попаданий. Немцы окопались здесь капитально, но методичный обстрел их позиций выполнил свое предназначение и 17 февраля немцы, дыбы не нести более потерь, оставили позиции и отошли. Осмотр показал – разрушения, нанесенные нашей артиллерией особо крупно калибра, были основательны.

В операции по прорыву блокады зимой в 1943-1944 годов было задействовано 88 орудий калибром свыше 100 мм, уже через год, в операции «Январский гром» было задействовано 213 таких орудий, включая все наши крупные калибры. Ну а как немцы?

«Дора» и иже с ней

Когда группа армий «Север» обложила Ленинград, у немцев не было осадной артиллерии, а дивизионная не располагала дальнобойными орудиями большой мощности – они не могли накрыть весь город – только окраины. Началась блокада и перед Вермахтом встал вопрос о формировании сильной артиллерийской дальнобойной группировки с пушками не просто крупного, а особо крупного калибра. А такие у нацистов имелись. В сентябре 1941 года были подтянуты три дивизиона с 150-мм и 210-мм немецкими и 240-мм чешскими пушками, чуть позже добавились две 150-мм и 240-мм пушки германского производства. Но этого было мало, зимой 1942 года под Ленинград перебросили две ж/д установки: немецкое 280-мм орудие и французскую гаубицу калибром 520-мм. Однако французская, гаубица сразу вышла из строя и ее заменили на четыре 400-мм французские гаубицы.

Однако сокрушить оборону и нанести городу существенные повреждения этих сил оказалось недостаточным. В следующем, 1942 году началась переброска новых, более мощных орудий. Под Ленинградом отметился весь цвет западноевропейской артиллерии: 340-мм и 240-мм французские, 280-мм немецкие железнодорожные, 240-мм и 210-мм чешские и немецкие, 194-мм французские, 170-мм, 150-мм немецкие и 155-мм французские пушки. В январе 1942 года ствол 520-мм французской гаубицы, успевшей без особого успеха поучаствовать в нескольких обстрелах, разорвался. Вообще для обстрелов города, это орудие не годилось, а использовать его против береговых батарей «Красной Горки» оказалось невозможным, вообще французские устаревшие гаубицы зарекомендовали себя не лучшим образом, и немцы их к лету того года убрали. Ленинград немцами в основном обстреливался из 280-мм пушек. Затем под городом появились 420-мм чешская гаубица и 420-мм немецкая мортира, а также 355-мм немецкие, 305-мм чешские мортиры и 240-мм чешские гаубицы. Основное назначение этой артгруппировки – борьба с сухопутными фортами и обстрел Ораниенбаумского плацдарма, который немцы никак не могли взять.

305-мм мортиры решили использовать в боях под Урицком. А для сокрушения фортов и наших батарей, а также обстрела блокадного Ленинграда личным решением Гитлера под Ленинград в начале июня 1942 года было переброшено самое большое орудие Второй мировой войны – колоссальная 800-мм суперпушка «Дора», которую для секретности назвали «HVL-18» (Heeresverpflegungslager – «продовольственный склад РГК»), а также две ж/д установки «Короткий Бруно», одна из которых была уничтожена при снятии блокады в январе 1944 года. Размеры «Доры» поражают: 50-метровый 400-тонный ствол с зарядной частью монтировался на 1350-тонной сдвоенной железнодорожной платформе, которую несли сорок колесных пар. Монтировали «сороконожку» с помощью двух громадных подъёмных кранов, каждый из которых имел дизельный двигатель в тысячу лошадиных сил. Ствол, лафет и другие запчасти, а также обслуга «Доры» размещались в 106 вагонах в пяти поездах. К ней прилагался охранный батальон из 400 солдат ПВО, при том осуществлялась дымовая завеса военно-химическим батальоном. Снаряд «Доры» мог пробивать стальную перегородку метровой толщины или семь метров бетона.

Стрельба по воробьям

После обстрела Севастополя «Дору» доставили на ремонт на завод Круппа в город Эссен, а оттуда прямиком – под Ленинград, кстати, через кингисеппский ж/д вокзал в Тайцы, где для неё подготовили все условия – сначала оправили лафет, потом доставили и установили само орудие. «Дора» начала обстрелы Ленинграда, но могла выпускать за час не более двух-трех снарядов, за день немцам удавалось сделать 14−16 выстрелов. Гитлеровцы утюжили склад на Макензиевых горах, башенную батарею № 30, береговую № 16 и зенитную № 365 (форт «Сталин»), штольни арсенала в Сухарной балке. Однако гора родила мышь, итоги обстрелов оказались настолько ничтожными, что артиллеристы получили нагоняй от самого Адольфа Гитлера: «Цель «Доры» – не «стрельба по воробьям», а разрушение хорошо укрепленных железобетонных сооружений». Начальник Генштаба Верховного главнокомандования вермахта Франц Гальдер подписал артиллерийскому монстру исчерпывающий приговор: «Дора» – это, конечно же, настоящее произведение искусства, однако совершенно бесполезное».

Привести точные цифры по составу артиллерийской группировки Вермахта под Ленинградом сложно, так как они постоянно менялись. Но можно сказать, что с осени 1942 года имелось около сотни орудий большой и особой мощности. Примерно половину составляли немецкие 210-мм мортиры, остальные орудия были мощнее. С лета 1943 года выбывавшие орудия замещались 220-мм французскими мортирами. А выбывали орудия с фронта постоянно, это происходило из-за отсутствия боеприпасов и сильного износа стволов. В первую очередь это касалось французских орудий ещё времён Первой мировой войны. Потому к концу 1943 года большая часть французских орудий с Ленинградского фронта убыла, некоторая часть была уничтожена при наступлении и прорыве блокады.

Но накануне нашего наступления немцы всполошились и вывезли свое главное артиллерийское достояние – «Дору». Её спешно разобрали в самый канун наступления, погрузили на платформы и отправили в Баварию. Так «Дора» вторично побывала в Кингисеппе на обратном пути в Германию, так и не оправдав возлагаемых на нее надежд.

«Дора» плюс «Густав»

Таким образом артиллерийская дуэль под Ленинградом стала крупнейшей за всю историю развития артиллерии. Судьба «Доры» стала бесславной: 22 апреля в 1945 года 36 км от баварского города Ауэрбах наши части обнаружили взорванную немцами «Дору» и второе суперорудие – «Густав», которому в отличие от «Доры» так и не удалось побывать в боях. Колоссальная 800-мм пушка была исследована специально созданной группой советских специалистов в июне 1946 года, был составлен отчет об орудии и проведена работа по вывозу орудия. Руководил работой инженер-майор Б. Житков. Установка была привезена в Советский Союз и отправлена на тот же артиллерийский полигон Ржевка под Ленинград, где она заняла место рядом с нашим гигантом – «МП-10». «Дора» в третий, уже последний раз, вместе с «Густавом» проследовала мимо. Комиссия специалистов артполигона, изучив узлы орудия, констатировала: ничего нового для советских конструкторов здесь нет. Части орудия пролежали на Ржевке четыре года. Затем их перевезли на артиллерийский завод «Баррикады». Здесь их изучали еще два года. В дальнейшем все, что осталось от этих монстров Второй мировой войны, было отправлено на переплавку.

Д. Власов

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”