Мусорные свалки – на свалку истории

В России стартовала мусорная реформа. Цель – изменить отношение к отходам у всех: у тех, кто их создает, тех, кто собирает и утилизирует ТБО и избавиться от многочисленных свалок, покрывших страну.  Однако к реформе отношение у россиян неоднозначное: почему она стала необходимостью, кто противодействует, рассказывают столичные эксперты и ответственные за ее проведение лица. 

В советское время существовала стройная система сбора и переработки мусора

Теперь полномочия и ответственность за всю цепочку движения мусора от баков до полигонов возлагается на единого оператора. Согласно реформе, все отходы будут проходить через мусоросортировочные заводы для отделения максимального количества сырья, пригодного для вторичного использования. Платить за эти услуги будут также как раньше – население, но не вслепую, а по тарифу, утвержденному руководством региона. С 1 февраля начали приходить отдельные «мусорные» платежки, вызвавшие волну недоумения – свидетельство том, что далеко не все понимают происходящее и причины. Интересное исследование появилось на сайте https://news.mail.ru/society/36431871/, («Лента.ру»), его в сокращении и в немного измененном виде мы предлагаем читателю.

Итак, откуда растут ноги?  В советское время существовала стройная система сбора и переработки мусора, которую многие считали одной из самых передовых в мире. Сбор ТБО в СССР был организован эффективно. Однако и отходов города производили тогда на порядки меньше, состав мусора был иным: стеклянные бутылки сдавали в пункты приема стеклотары, пластиковых бутылок и упаковок не было, количество полиэтилена было несопоставимо с нынешним. Исправно действовала система пунктов приема утильсырья: макулатуру сдавали, чтобы получать в обмен дефицитные книги, к сбору бумаги и металла активно подключались пионеры. Так или иначе, мусор предварительно сортировался, и на свалки его поступало в десятки раз меньше, чем сейчас.

С разрушением страны на смену советскому обществу пришло потребительское – с ценностями не социальными, а индивидуальными. Сегодняшние реалии с массой нерешенных вопросов по переработке и утилизации ТБО сформировала не советская система, а 90-е годы. Тогда прекратилось повторное использование макулатуры и сбор вторсырья, одновременно сформировалась новая культура потребления, при которой количество мусора резко увеличилось, а разовая пластмассовая посуда, пластиковые бутылки и упаковка захлестнули страну – настало иное время. Это привело к деградации и разрушению централизованной системы сбора и утилизации мусора.

В 90-е годы появились огромные свалки, которыми управляли бандиты

До сортировки и утилизации мусора у государства руки не доходили. От него стали просто избавляться, создавая стихийные свалки, которые, по словам президента Российской экологической академии Владимира Грачева, взяли под контроль криминальные группировки: «В 90-е появились огромные свалки, которыми в те бандитские годы и управляли бандиты. Именно тогда разрослись все эти свалки, которые сейчас вызывают очень много вопросов. Каждая такая свалка, когда там происходят возгорания, может выделять за неделю по 50 граммов диоксинов (кумулятивных ядов), что в сто раз больше, чем четыре мусоросжигательных завода, которые будут введены в строй в столице в ближайшие годы. Остановить превращение страны в одну большую помойку попытались путем лицензирования перевозки и захоронения отходов. Такая система работала до 2011 года.

Как рассказывает ведущий эксперт общественной организации «Зеленый патруль» Ярослав Князев, получить лицензию было непросто. Это могли позволить себе только владельцы полигонов. Естественно, они и стали королями на этом рынке. Затем лицензии на перевозку отменили, и на рынок высыпало множество мелких предпринимателей, они для видимости имели договор с лицензированным полигоном, а мусор возили на несанкционированные свалки. В последние годы их стало выше крыши, откладывать реформу дальше было уже невозможно, нас бы просто завалило.

Собирать раздельно, сортировать глубоко, возвращать отсортированный отход

Один из авторов мусорной реформы депутат Госдумы Максим Шингаркин, он же учредитель Общественного регионального экологического фонда «Гражданин», выразил суть в нескольких словах: «Собирать раздельно, сортировать глубоко, возвращать в народное хозяйство отсортированный отход для повторного использования и как можно меньше захоранивать». До сегодняшнего дня главным для предпринимателей было вывезти мусор, избавиться от него любым образом. Теперь же их заработок будет определяться количеством отходов, привезенных в предусмотренное территориальной схемой место. Таким образом, по крайней мере в теории, те люди и компании, которые еще вчера вываливали мусор в лесу, станут материально заинтересованы в том, чтобы забрать его оттуда и привезти куда нужно. Шингаркин говорит о том, что задача реформаторов не в том, чтобы оставить без хлеба неугодных или нечистоплотных предпринимателей, скорее речь о мусорной амнистии: «Те, кто еще вчера криминальным образом зарабатывал на отходах, эксплуатировал полигоны, имеют возможность построить мощности по переработке и вложиться в полезное для общества дело».

Раньше плата за мусор была размыта управляющими компаниями. Эта непрозрачность составляла почву для обогащения за счет причинения ущерба окружающей среде и людям, живущим возле свалок. Исполнительный директор Ассоциации региональных операторов «Чистая страна» Руслан Губайдулин поясняет, что теперь услугу перевели из жилищных в коммунальную. Это значит, что мусорный тариф для населения теперь назначается не предпринимателями, а губернаторами с учетом экономических и социальных особенностей каждого региона – на региональные власти возложена ответственность за обращение с отходами. Эксперты полагают, это правильный ход, ибо народный гнев во время акций, связанных с полигоном, все равно обращался лично на губернатора, а не на формально ответственного за мусор главу муниципалитета.

«Надо перестать делать из людей, которые убирают страну, монстров»

Не исключено, считают они, что именно недовольная преобразованиями и лишившаяся доходов «мусорная мафия» стала в январе этого года распространять в сети информацию, что каждый собственник квартиры или дома якобы обязан лично заключить договор с региональным оператором, а сумма платежа будет зависеть от количества жильцов в квартире: по 160 или 320 рублей с человека в месяц. На самом же деле никаких договоров жителям заключать не потребуется. Региональный оператор – это компания, которая выиграла конкурс на сбор, обработку и утилизацию мусора на вверенной ей территории. Подчеркивается, ее работа ограничивается не только тарифом, но и схемой, в которую включены все точки движения мусора – от баков во дворе до сортировочных предприятий и полигонов. Что касается оплаты, то с 1 февраля россияне станут получать отдельную платежку за услуги, предоставляемые региональным оператором, где, как утверждают авторы реформы, все будет четко прописано.

В каждом регионе тарифы и способы их формирования будут отличаться, как сообщил Р. Губайдуллин: «В среднем платеж для населения будет составлять около 120 рублей в месяц на человека. Для компаний, взявших на себя ответственность работать по новой схеме», по словам главы ассоциации регоператоров, пока ни о какой прибыли речи не идет. «Надо перестать делать из людей, которые убирают страну, монстров», – добавил он.

По взмаху волшебной палочки мусор почему-то не исчезает

Эксперты в области обращения с отходами утверждают: многие россияне до сих пор полагают, что оставленный ими на улице мусор исчезает куда-то сам собой. Между тем на каждого жителя страны в среднем приходится полтонны отходов за год. Ярослав Князев отмечает: «В поселках и частном секторе люди вообще не привыкли платить за подобные вещи. Они считают, что это должно происходить по взмаху волшебной палочки. Это важно понимать тем, кто любит говорить, что они мало мусора производят». Однако волшебства здесь нет: в городах, часть населения живет в частном секторе, а другая в многоквартирных домах, а груз платы за вывоз мусора почти целиком ложился на последних. Реформа должна положить конец этой несправедливости. В новые мусорные тарифы, как уже говорилось, включены все услуги, связанные с отходами. Эти деньги пойдут и на работу по снижению негативного воздействия на окружающую среду от уже накопленного за предыдущие годы мусора, к началу 2018 года составило 43 млрд. тонн.

При этом, многие развитые страны прошли тем путем, по которому теперь идет Россия. В Германии, Швейцарии, Японии сначала ценник поднимался, затем было предложено мусор сортировать, и какие-то виды отходов стали у них забирать бесплатно или даже с доплатой. В Европе до 50 процентов отходов идет на переработку, а в России пока только всего три процента. Отставание возникло и развилось за последние 20 лет. На Западе сортировку отходов сочетают с сжиганием и превращением в электроэнергию. В некоторых городах России против таких заводов протестуют, хотя подобные предприятия действуют в Европе – в Барселоне, Вене, Стокгольме и никого там не возмущают.

«Для жуликов в новой системе не останется места»

Нынешняя реформа положила начало отрасли, которой в современной России никогда не существовало. Инвесторы, которые собирались вложиться в строительство мусороперерабатывающего завода, прежде понимали, что им никто ничего везти не должен и не будет. Руслан Губайдуллин предполагает появление 200 таких заводов по всей стране к 2022 году. В прошлом году уже построили 40 предприятий, и каждое из них сокращает количество захораниваемых отходов на 20 процентов.

Речь идет о безопасности. К отходам тоже нужно серьезно относиться. Вскоре даже одну мусорную машину, которая забрала отходы из баков и отвезла не на сортировку, а куда-нибудь в парк, можно будет отследить, а ее водителя и владельца оштрафовать. Регоператоров, кроме всего прочего, обязали оснастить все мусоровозы спутниковыми датчиками. «Вклиниться сюда жулики не смогут. Для них в новой системе не останется места», – уверен Князев. Теперь эксперты занимаются созданием по всей стране системы общественного контроля над участниками нового мусорного рынка. В необходимости наладить жесткий контроль за действиями региональных операторов уверен, и соавтор реформы депутат Максим Шингаркин: «Сегодня задача государства и общества в том, чтобы заставить участников нового рынка выполнять замысел преобразований. Реформа – это джинн, которого уже выпустили из лампы, и затолкать его обратно не получится». Контракт с каждым региональным оператором заключается сроком на десять лет и может быть расторгнут раньше времени в случае выявления нескольких системных нарушений.

Первое время, несмотря на все старания реформаторов, большая часть мусора в России будет, как и прежде, захораниваться. Только теперь в виде спрессованных кубов и на новых специализированных полигонах.

Неоплата за вывоз мусора доходит до 70 процентов

Уровень неоплаты вывоза мусора для физических лиц составляет от 20 до 35 процентов, сообщил гендиректор Российского экологического оператора Денис Буцаев, для юрлиц этот показатель составляет 65-70 процентов: «В отношении физлиц мы видим улучшение ситуации. В отношении юридических лиц ничего не меняется, и это нас серьезно настораживает. За полгода ситуация в некоторых регионах ухудшилась. Уровень собираемости платежей за вывоз мусора необходимо увеличить до 90 процентов, однако достижение этого показателя отложится еще минимум на пять-восемь месяцев». При этом неоплата российскими компаниями вывоза мусора доходит до 70 процентов.

О том, что многие операторы по работе с коммунальными отходами рискуют обанкротиться, «Ведомости» со ссылкой на Национальную ассоциацию концессионеров и долгосрочных инвесторов в инфраструктуру сообщили в августе. Связывалась это в первую очередь с низкой собираемостью денег в первом полугодии – в среднем по стране она составила менее 60 процентов в месяц. Буцаев не согласен с сообщениями о том, что многие региональные мусорные компании находятся на грани разорения. По его словам, уровень банкротств в отрасли пока даже не среднероссийский. Но, как говорят в таких случаях – время покажет, мы надеемся, что мусорные свалки скоро уйдут на свалку истории.

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”