«Мы оказались заложниками ситуации…»

2012-097

Мы также побеседовали со второй стороной конфликтной ситуации – директором петербургского Фонда наследия барона Штиглица Е. О. Штиглиц. Елена Олеговна изложила свою последовательность событий и рассказала о работе Фонда в Ивангороде и о предстоящих планах. Что первым бросается в глаза – одинаковые фамилии барона Александра Людвиговича и Елены Олеговны. Один род? Так оно и есть, рассказала директор фонда.

Ворота перед волонтерами не открылись

– Мы получили заказ на историко-культурную экспертизу в комитет по культуре. Пакет этих документов находится в доступе в Интернете и сейчас проходит его согласование в Москве. После этого мы получим на эти объекты статус памятников архитектуры федерального значения, – говорит директор петербургского Фонда наследия барона Штиглица.

В парке усадьбы Штиглица с привлечением волонтеров были проведены субботники по уборке и высадке деревьев.

В 2014 году руководители фонда познакомились с владельцами корпусов льноджутовой фабрики – государственным Агентством по управлению и использованию памятников истории и культуры по Северо-Западному федеральному округу, которому Госимущество передало в оперативное управление фабричные корпуса и начали сотрудничество ФГБУК «АУИПИК».

– С руководителями у нас были документальные соглашения о представительстве фонда на территории фабрики, где прописывалось, что необходимо делать фонду для сохранения этого промышленного объекта, его популяризации, проведения реставрационных работ. Был намечен план антиаварийных работ и создана специальная комиссия для составления смет и расходов по ведению этих работ. Но у ФГБУК «АУИПИК» неоднократно менялось и меняется руководство.

Также в договоре прописывалось использование волонтеров, которых фонд привлекал с самого начала – жителей Ивангорода, которые откликнулись на призыв в проведении мероприятий по сохранению наследия Штиглицев на Парусинке. Был намечен план субботников на территории фабрики, который предполагал приведение в порядок фасадов зданий для организации туристического маршрута по территории бывшей мануфактуры, поскольку многие фасады заросли самосадом, некоторые так, что в летнее время их не видно. Поэтому мелкую поросль деревьев, кустов необходимо вырубить и открыть фасады.

– На призыв провести в феврале этого года такой субботник отозвались 17 ивангородцев, которые пришли к воротам фабрики со своим инструментом, бензопилами. Вопрос был согласован с ивангородской администрацией, с собственником – АУИПИК, поставлено в известность руководство льноджутовой фабрики. Однако, когда волонтеры пришли к воротам, на территорию фабрики их не пустили. Мы связались с администрацией города, собственником, администрация направила ходатайство руководству льноджутовой фабрики, но оно тоже было проигнорировано. В результате люди, постояв, разошлись. Не состоялся еще один субботник на рубеже февраля-марта, но мы уже не стали заранее собирать людей, – говорит Е. О. Штиглиц.

– На территории льноджутовой фабрики расположено здание крематория, где в период оккупации гитлеровцы сжигали людей, и здесь в память об этих преступлениях нацистов планировалось поставить поклонный крест. Это должна быть одна из точек туристического посещения. Этот момент был оговорен с АУИПИК в пункте договора о содействии волонтерскому движению. Тему пришлось тоже перенести.

«Мы готовы переехать в конюшни хоть завтра, но ждем подписания договора»

В рамках соглашения по развитию туризма Фонд сохранения наследия барона Штиглица предложил АУИПИК туристическую программу турпрогулок по территории фабрики на конке с использованием лошадей, запряжённых в специальную повозку с пассажирами-туристами и экскурсоводом на старых рельсах, которые проложены по территории фабрики. Такой своеобразный уникальный маршрут по старинной мануфактуры, сердцу Парусинки – жилого микрорайона, при котором зрители не будут выходить и вести осмотр с дилижанса. Для этого в июле в Ивангород из-под Петербурга завезли коней при условии, что владелец территории предоставит отдельный корпус для конюшни, который существовал на мануфактуре еще до революции и сохранился.

– Но поскольку документальное оформление аренды затянулась, а лошадей уже привезли, мы были вынуждены попросить директора льноджутовой фабрики (ООО «Вакрус») Ф. Л. Ноздрю временно на пару месяцев, пока договор будет подписан, пустить нашу живность в какое-нибудь подходящее помещение, – продолжает Елена Штиглиц. – Он предоставил нам временно гараж. Мы ждали, но и осенью договор мы не получили, процедура затянулась, возникли сложности в самой структуре АУИПИК, а впереди зима, куда нам девать животных, приходилось просить пока нас оставить.

Как рассказала Е. О. Штиглиц, пришлось им ехать в Москву выяснять обстановку. Оказалось, что в структуре АУИПИК возникли сложности: начались проверки и как им сказали, все операции управления были арестованы службой приставов, началась смена директоров – за короткий срок поменялись три директора, здесь уже не до договоров.

– Мы оказались заложниками ситуации. Нам за два-три месяца обещали оформить договор, потому мы привезли лошадей, более того, подобрали строителей, но все затянулось неопределенностью. Затем нам запретили проводить иные работы на территории фабрики – вот этого я никак не пойму, – говорит Е. О. Штиглиц.

Но что произошло с лошадьми?

Директор фонда объяснила: что после размещения животных в гараже появилось требование – сжигать свои отходы. Начали сжигать, однако едкий дым понесло на гараж с лошадьми и один из коней – астматик, стал задыхаться, его едва откачали уколами, вызвали ветврача. Вывозить отходы, наверное, надо, но сжигать здесь – подвергать жизнь животное риску. Опять проблема.

– В результате получилось то, что получилось – конфликтная ситуация. Гендиректор производства дал нам две недели с тем, чтобы мы освободили гаражи. Мы по-прежнему ждем подписание договора с собственником – руководством АУИПИК и тогда уже на законных основаниях переехать в здание конюшни, которое нам обещали для содержания животных. Мы готовы переехать туда хоть завтра, в сложившейся ситуации вопрос требует быстрого решения.

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”