Наркотик № 1. Но при постановке на учет граждан с подобным диагнозом действует принцип добровольности

1909 Алко

2019 год проходит в Ленинградской области как Год здорового образа жизни. А ЗОЖ – это не только систематические занятия физкультурой и спортом и активный образ жизни, но и отказ от вредных привычек, в том числе от злоупотребления алкоголем. Вот только получается, увы, не у всех…

Патологическое влечение людей к спиртному известно человечеству с глубокой древности, с тех самых времен, когда наши предки только-только научились изготавливать пиво и вино

Но сегодня алкоголь называют наркотиком № 1, и неслучайно: хронический алкоголизм – одна из самых распространенных болезней среди взрослого населения России. Подробнее об этом мы попросили рассказать врача-нарколога наркологического кабинета ГБУЗ ЛО «Кингисеппская межрайонная больница им. П. Н. Прохорова» Татьяну Ивановну Воинову.

Если судить лишь по цифрам, то может показаться, что в Кингисеппском районе ничего катастрофического не происходит

В последние годы заболеваемость алкоголизмом у нас не растет, и даже снижается. Так в конце 2016 года на учете в Кингисеппском наркологическом кабинете с диагнозом «алкоголизм» состояли 638 человек и восемь человек с диагнозом «алкогольный психоз», в конце 2017-го эти цифры были соответственно 600 и десять, в конце минувшего года – 552 и девять.

Вроде бы, динамика положительная. Но это – как посмотреть. В настоящее время при постановке на учет граждан с подобными диагнозами действует принцип добровольности. То есть, человек, обращаясь к врачу-наркологу, должен понимать, что у него – проблемы. Но это возможно на ранней стадии заболевания, когда человек еще не перешел черту, за которой происходит изменение личности – потеря интереса ко всему, кроме бутылки. А основная масса кингисеппских алкоголиков – так называемые запущенные больные, не способные осознать своего состояния (это явление называется алкогольной анозогнозией).

Спросите любого спившегося и деградировавшего человека, нравится ли ему его жизнь – да у него все прекрасно!

А если у больного нет желания что-то менять, тут нарколог хоть в лепешку расшибись, а толку от лечения не будет. Поэтому самая сложная задача врача – раскрыть своему пациенту глаза.

Больные алкоголизмом выявляются в нашем районе в течение всего года, но поводами для всплеска заболеваемости становятся праздничные и выходные дни. Вот и после завершения нынешних новогодних и рождественских каникул обращаемость в наркологический кабинет увеличилась. А одного пациента, правда, оказавшегося иногородним, пришлось госпитализировать.

А вот еще немного статистики

Тридцать четыре человека с диагнозом «хронический алкоголизм» в 2016 году, тридцать шесть человек в 2017-м и тридцать один в 2018 году были сняты с учета не потому, что взялись за ум и вернулись к трезвой жизни, а совсем по другой причине. По причине собственной смерти – от осложнений, вызванных злоупотреблением алкоголем, или в результате несчастных случаев, травм, суицидов. То есть, смертность среди стоящих на учете алкоголиков – 5,5 процента.

Скольжение вниз начинается с изменения психики, едва заметного постороннему глазу, и оно может проявиться уже на стадии бытового пьянства

В стальных силках зависимости от алкоголя человек запутывается постепенно. Скольжение вниз начинается с изменения психики, едва заметного постороннему глазу, и оно может проявиться уже на стадии бытового пьянства. Сужается круг интересов, все, что радовало раньше, больше не доставляет удовольствия. Единственное, что способно поднять настроение, – перспектива очередной выпивки, и пятницы – главного праздника выпивох – начинающий алкоголик принимается ждать с нарастающим нетерпением уже с понедельника. А во время застолья «бежит впереди паровоза» – наливает одну рюмку за другой, сам торопясь с тостами и торопя других.

Признаки второй стадии алкоголизма – запои или ежедневное пьянство

А также появление «синдрома отмены», когда человек без спиртного ощущает физическое недомогание.

Потом ухудшается память, снижается активность познавательных процессов, человек просто-напросто останавливается в развитии, утратив способность воспринимать и усваивать новую информацию. Алкоголь, как многотонный каток, постепенно сминает психику человека. Как рыбак рыбака, такие люди хорошо видят себе подобных и быстро сбиваются в «группы по интересам». В такой компании не принято говорить о работе, рыбалке, машинах и других сферах мужской жизни (кстати, у пьющих мужчин быстро развивается импотенция), единственная тема для обсуждения – кто сколько выпил, где достал спиртное и как перенес похмелье.

С развитием болезни приходят раздражительность, неуправляемость эмоций, вспышки необоснованной ярости…

И, наконец, – здравствуй, алкогольный психоз

Галлюцинации, которые переживает больной во время алкогольного психоза, могут быть различными – слуховыми, зрительными, тактильными. Их окраска зависит как от личного опыта человека, так и от того влияния, которое оказывает на него окружающая среда. А поскольку эта среда сегодня довольно агрессивна – взять хотя бы выпуски новостей: не теракт, так авария, не авария, так стихийное бедствие, – то и галлюцинации, как правило, вызывают у больного ощущения тревоги и опасности. Звучащие в голове голоса с угрозами, ощущение слежки, затаившегося рядом врага и т. п. Особенно опасны для больного голоса-приказы, которые могут заставить его причинить вред себе или близким.

Встречаются и классические случаи галлюцинаций, когда человек видит различных животных – мышей, крыс, змей и т. п. (а вот чертиков, вопреки многочисленным анекдотам, больные алкогольным психозом гоняют редко).

Больной, переживающий алкогольный психоз, может представлять реальную опасность как для окружающих, так и для себя самого, поэтому такие больные подлежат лечению в стационаре. Вызов «скорой» и госпитализация при первых же признаках психоза – не каприз врачей-наркологов, это – необходимость!

Что еще тревожит российских врачей-наркологов, так это то, что наша армия больных алкоголизмом за последние четверть века существенно помолодела

Одна из главных тому причин – распространение так называемого пивного алкоголизма. И «спасибо» за него мы должны сказать, в том числе, навязчивой телерекламе, которая с начала 2000-х успела «сформировать сознание» целого поколения. Помните жизнерадостные рекламные ролики, в которых компания юнцов постоянно и в самых разных жизненных ситуациях решала, кто идет за «Клинским»? Потому что без заветной бутылки, да не одной, веселье у них как-то не складывалось? Это вас, взрослых людей, эти ролики раздражали (потому что рассчитаны были вовсе не на вас), а подростков учили «правильному досугу», когда без пива – радость не в радость и жизнь не в жизнь.

Многие считают, что пиво – гораздо безопасней крепких алкогольных напитков

Но это мнение ошибочно: за счет больших доз, которыми обычно употребляют «пенное», организм человека обильно насыщается алкоголем. К слову, еще один миф – все зло в дешевой водке. Как подчеркнула Т. И. Воинова, зависимость можно получить даже на самом благородном алкогольном напитке.

Хорошо, что сегодня реклама алкогольной продукции находится под запретом. Но, как говорится, зерна в почву уже брошены….

Чаще всего молодежь выпивает в компании сверстников, и алкогольная зависимость в этом случае может принять групповой характер

Когда и встречаются-то друзья только для того, чтобы вместе налиться пивом или «джин-тоником» и оказаться в уже привычном состоянии измененного «градусами» сознания. Прибавьте к этому свойственную юношеству браваду – кто больше выпьет, тот и молодец, – когда спиртное поглощается не по-детски ударными дозами, – вот вам и алкоголизм со всеми вытекающими и весьма печальными последствиями.

Причем, в «молодежном» варианте этот недуг опасен не только тем, что практически без боя захватывает легко внушаемые и малоопытные души. Как известно, в юном, растущем организме все процессы проходят быстрее, чем во взрослом. В том числе и развитие алкоголизма. И это не просто слова. Практика показывает, что у молодежи (равно как и у женщин, но об этом чуть позже) преобладает злокачественная, быстротекущая форма этого заболевания.

Несколько обнадеживает то, что в последнее время у молодежного алкоголизма появился сильный сдерживающий фактор: все больше кингисеппских подростков предпочитают не тусоваться в пьяных компаниях, а учиться и работать.

Кстати, страх потерять работу – один из стимулов, заставляющих кингисеппцев обращаться за помощью к врачу-наркологу

В начале 1990-х ситуация была противоположной: тогда безработица толкала людей на дно стакана. А еще таким фактором нередко становится заявление супруги: «Или идешь к врачу, или я подаю на развод!».

Родственники больных алкоголизмом – это отдельная тема для разговора

Для них есть только одно определение – глубоко несчастные люди. Алкоголик в семье – это общая проблема и общая боль, не обходящая ни стариков, ни детей. Пропиваются деньги, выносятся вещи из дома, в приступах агрессии пускаются в ход кулаки… Близкие человека, страдающего алкоголизмом, обречены на жизнь в постоянном страхе и ожидании: «Когда придет? И каким придет?», что не может не отразиться на их здоровье. Поэтому, когда больного алкоголизмом все-таки удается убедить обратиться к наркологу, поддержка семьи ему обеспечена. И она ему просто необходима.

Хотя бывают и другие примеры. В ячейках общества, где «закладывают за воротник» оба супруга, решение одного из них «завязать» может не только не найти поддержки в другом, но и вызвать открытое недовольство. Жена вообще-то не против, чтобы муж не напивался до поросячьего визга и не гонял ее в пьяном угаре, но и терпеть абсолютного трезвенника не готова. Вот если бы по праздникам, за компанию, по чуть-чуть… Но так не бывает. Алкоголизм – это болезнь, не терпящая полумер. И единственное лекарство от нее – абсолютная трезвость. До конца жизни.

Теперь о женском алкоголизме

Сегодня каждый третий пациент, состоящий на учете в наркокабинете с диагнозом «хронический алкоголизм» – представительница прекрасной половины человечества. Еще десять лет назад одна женщина «с диагнозом» приходилась на трех мужчин-алкоголиков. А в советские времена это соотношение было одна к шести.

Все мы слышали о том, что женский алкоголизм страшнее мужского. И это правда. Если у мужчин на формирование зависимости от алкоголя уходит пять-шесть лет, то женщине достаточно и года. Причем, женский алкоголизм – скрытый, начинается с одиночного пьянства в четырех стенах, поэтому внешние признаки болезни долгое время могут быть незаметны для окружающих. А потом – стремительное падение вниз: женщина опускается, теряет работу, теряет здоровье… Если у мужского алкоголизма лицо малоприятное, то у женского оно откровенно страшное. И в прямом смысле тоже. Раннее старение, один из внешних признаков болезни, у дам выражено гораздо сильнее, чем у кавалеров. Иногда, при рассмотрении дел о лишении алкоголичек родительских прав, таких мам принимают за бабушек малышей, а «бабушке» нет и тридцати…

Ошибочно предполагать, что, пройдя курс лечения от алкоголизма, человек сможет изредка позволять себе «полташечку»

Это самообман. Даже одна рюмка, да что там рюмка – капля спиртного способна вернуть все на круги своя, и вновь опустить вставшего было на ноги человека на колени перед зеленым змием. Потому что алкоголизм, как бы жестоко это не звучало, – болезнь из разряда неизлечимых…

Пагубную роль здесь могут сыграть различные провокационные ситуации. Попадает, к примеру, бывший пациент наркологов за праздничный стол в новой компании – ну, не рассказывать же незнакомым людям о своей болезни – не простуда, все-таки! А на отговорку типа «Нельзя мне пить!» как обычно реагируют слегка хмельные люди? Вот-вот – насмешками и подначками. И очень многие, не выдержав такой массированной атаки на трезвость, срываются и «развязываются».

Хотя есть и статистика со знаком «плюс»

Из 646 кингисеппцев, стоящих на учете в наркологическом кабинете с диагнозом «алкоголизм», 88 человек полностью воздерживаются от употребления алкоголя от года до двух лет, у 62 человек период трезвости продолжается более двух лет.

Алкоголизм – болезнь, которая не выбирает свои жертвы ни по половому признаку, ни по социальному статусу, от нее по большому счету не застрахован никто

Конечно, одни более склонны к ней, другие – менее, но где гарантия, что вы – из числа вторых, а не первых? Сколько раз в своей врачебной практике кингисеппские наркологи видели, как, став рабом бутылки, опускаются некогда уважаемые люди, теряя все и умирая бомжами. Не хотите повторить их судьбу? Тогда помните: если вас радует не столько приближение праздника, сколько перспектива выпивки, если, сидя за накрытым столом, вы поднимаете бокал за бокалом и не можете остановиться, пока не опустеют бутылки, – это очень серьезный повод для беспокойства, говорящий о наличии зависимости от алкоголя. Значит, пора не просто бить тревогу, а полностью прекращать употребление спиртного и перестраиваться на абсолютно трезвую жизнь. Тем более, вокруг нас так много поводов быть счастливыми и без «сорокаградусного допинга»!

И. Князева

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”