Недавнее прошлое города будущего: каким мог бы стать Кингисепп и в чем его отличие от других городов области

1912 Порхачёв И.Г.

В Петербурге на 87-м году жизни умер градостроитель Кингисеппа, ведущий архитектор института «Ленгипрогор», руководитель проектов застройки нашего города, которому город обязан своим современным обликом – И. В. Порхачев. Благодаря комплексной застройке Кингисепп стал самым компактным и чистым городом Ленинградской области. О работе Игоря Васильевича рассказал бывший начальник ОКСа А. Г. Бриедис, тесным образом сотрудничавший с ним.

Чем отличается Кингисепп, наряду с Сосновым Бором, от остальных городов Ленинградской области по компактности, чистоте, продуманности и доступности планировки и инфраструктуры

Он напоминает районы Ленинграда 70-80-х годов? Почему? Вопрос, возможно, будет интересен и многим горожанам.

А. Г. Бриедис много лет работал начальником отдела капитального строительства по застройке Кингисеппа в 70-80-х годах, как раз, когда формировался современный облик нашего города. Заказчиком и финансовым гарантом – градообразующим предприятием города было, как известно, объединение «Фосфорит». Андрей Григорьевич как начальник ОКСа курировал и вел все строительные объекты города и городскую инфраструктуру, участвовал в госприемке объектов.

Как он рассказал, первым проектировщиком Кингисеппа был «Ленгражданпроект», который находился в подчинении Леноблисполкома. Но когда было решено на «Фосфорите» рядом с горно-обогатительным комплексом строить еще и большой химкомплекс, функции генпроектировщика города были переданы ленинградскому институту РСФСР «Ленгипрогор», который занимался застройкой в Ленинграде вместе со смежным институтом «Ленпроект». Это произошло около середины 70-х годов, когда начал активно развиваться химический комплекс.

– Директором «Ленгипрогора» был Нелюбин, в его кабинете за обсуждением дальнейшего строительства Кингисеппа я познакомился с И. В. Порхачевым – руководителем мастерской института, он был назначен главным архитектором по комплексному проектированию нашего города и руководителем всех проектов. Я его хорошо помню: высокий, суховатый, всегда подтянутый, с усиками, в берете, он ездил в Кингисепп, как на работу и часто лично присутствовал при рабочих обсуждениях и на сдаче наиболее важных объектов. А ряд проектов зданий были его разработкой.

Игорь Васильевич, по воспоминаниям, был требователен к выполнению проектных заданий, исполнительным, но не был буквоедом. С ним всегда можно было обсудить, скорректировать в рамках проекта те или иные решения, он всегда творчески и весьма ответственно подходил к делу.

Осуществленные и неосуществленные проекты, два проектировщика – две системы застройки

Таким образом, новый Кингисепп был результатом проектных решений ленинградских институтов: застройка 60-х и самого начала 70-х годов от железной дороги до улицы Октябрьская – проектирование и застройка «Ленгражданпроекта». От улицы Октябрьской и далее до Крикковского шоссе и за Крикковским шоссе, а также улица Воровского и проспект К. Маркса от улицы Октябрьской – это проект «Ленгипрогора», разработки мастерской И. Порхачева. Им же была параллельно разработана городская промзона – 2-й километр и четыре проезда, начиная от СГПТУ-245 (ныне 2-й корпус колледжа) – тоже его проект, от молокозавода, хлебокомбината и далее. Между «Ленгипрогором», «Фосфоритом» и горкомом партии был достигнут консенсус, который стал определяющим  в создании «лица» города: проектирование должно вестись комплексно – кварталами и микрорайонами, в том числе на месте частного городского деревянного сектора, а не отдельными, свободными от застройки территориями и площадками, как в других городах области. То есть без уплотнительно-расширительной застройки, какая велась в Кингисеппе до этого «Ленгражданпроектом» по согласованию с районными властями. В этом было главное отличие Кингисеппа от остальных городов Ленинградской области, как и у Соснового Бора. Это позволило спроектировать современный город по микрорайонам со всей сопутствующей инфраструктурой, скверами, променадными (прогулочными) зонами (бульварами).

Так появились новые микрорайоны с многоэтажной застройкой, к которым мы уже привыкли. В городе предполагалась только пяти- и девятиэтажная застройка, возведение высотных домов не предусматривалось, лишь к середине 80-х годов в качестве эксперимента были построены четыре точечных 12-этажных «башни» гатчинского ДСК и кирпичный дом-башня у рынка, чтобы акцентировать архитектурную доминанту. На Октябрьском бульваре планировалось возвести еще высотную гостиницу башенного типа по проекту Прохачева – этакую «иглу». Все девятиэтажки были построены гатчинскими ДСК «Главзапстроя» и ленинградскими ДСК «Главленинградстроя» по типовым проектам – «кораблики» и «пластины», пятиэтажные дома проекты ленинградского и двух гатчинских домостроительных комбинатов. Потому Кингисепп очень напоминает новые районы Ленинграда, появившиеся в 70-80-х годах.

Предусматривались три большие променадные зоны: Октябрьский бульвар, Большой Бульвар и окраинная зона, которая должна была опоясывать новые микрорайоны по линии улицы Восточная плюс парк – Летний сад (на территории крепости Ям).

Октябрьский бульвар был осуществлен, хоть и в сильно измененном виде. Там был утвержден проект большого кинотеатра: был выкопан котлован, положены фундаментные блоки, но после развала СССР дальнейшее строительство «октябрьских» объектов резко свернули. Блоки убрали, котлован сравняли, огородили все это забором. Рядом, ближе к нынешнему ТЦ «Норд», должна быть высотная гостиница.

– Вторая променадная зона – просторный Большой бульвар – был почти сделан, однако теперь проектный вид заметно преобразован: по краям в 2000-х годах появилось множество магазинов, которые поменяли его первоначальное архитектурное единство. Третья променадная зона, которая по улице Восточная должна была по замыслу выйти к Луге, так и не была осуществлена, как и обустройство Летнего сада (тогда бы вероятно был бы нарушен археологическая артефакт – крепость Ям).

Но для этой цели в 1984 году был вычищен крепостной ров, ныне пруд у Летнего сада.

Город мог пойти и навстречу Ленинграду. Каждый микрорайон себе режиссер

«Гипрогор» определил и границы города. Как рассказал Андрей Бриедис, генпланом Кингисепп был рассчитан на 75 тысяч жителей. К 1991-му году численность горожан достигала лишь отметки около 52 тысяч жителей. Были завершены две очереди 6-го микрорайона за Крикковским шоссе – до улицы Строителей, третью очередь застройки, которая простиралась дальше, застроить не успели, этот участок был застроен уже в наши годы многоэтажными домами. Планировалось строительство по другую сторону Крикковского шоссе полноценного жилого такого же 7-го микрорайона, который должен был выходить к реке, но 1991-й год поставил на этом крест.

– Были проработанные планы развития Кингисеппа, которые сделал Порхачев, к Касколовке вдоль Таллинского шоссе – по правую сторону к речке Касколовке должны были построить еще один микрорайон с 9-ти и 5-этажными домами, а у старой Касколовки предполагалась частная коттеджная застройка. Проект делался по согласованию с Министерством обороны, но затем что-то не пошло, и Кингисепп получил другой вектор направления – по Крикковскому шоссе. Это было связано и с интенсивным развитием химкомплекса.

Что следует подчеркнуть, каждый микрорайон города сразу строился со всем сопутствующим соцкультбытом и всей инженерной инфраструктурой – наземной и подземной: трубопроводами, газопроводами, электросетями, ливневой канализацией – все было продумано до мелочей. Проектировщиками были сделаны на каждый микрорайон расчеты по количеству населения – по этажности домов и в строгом соответствии с ними сразу строились школы – по школе на микрорайон, по два или три детских сада – в зависимости от планируемого населения, универмаги, продовольственные и промтоварные, сразу предусматривались столовые, кафе и бытовое обслуживание. То есть полный комплекс: структура каждого микрорайона сразу наполнялась всем необходимым содержанием – по секторам.

Была строгая госэкспертиза – контроль каждого проекта, каждого объекта. Во главу угла всегда ставилась инженерная инфраструктура, это было законом.

В каждом микрорайоне имелись внутриквартальные котельные. С горячей водой поначалу в городе были проблемы, однако детсады, школы, предприятия общепита, как заметил Андрей Григорьевич, были обеспечены горячей водой всегда.

Союз строителей: строительство шло комплексно

Лес за Крикковским шоссе был болотистым, туда ходили по грибы да по ягоды, но он перед застройкой был осушен, там было намечено строительство, и теперь грунтовые воды ушли на минус 6-7 метров от поверхности. Еще один момент удачной планировки застройки города, на что обратил внимание А. Г. Бриедис, совокупная работа генпланировщика «Ленгипрогор» и других проектных организаций «Союзводоканала», который проектировал водозабор в Сережино из расчета на 75 тысяч жителей, параллельно проектировались и очистные сооружения. «Гипроэнергосети» выработали проект по электроснабжению города – строительство шло комплексно. Что важно, И. В. Порхачеву удалось привлечь к строительству Кингисеппа ленинградские городские домостроительные комбинаты – это была большая удача.

– Седьмой микрорайон существовал в координатах «XY» с полными транспортными схемами, высотными домами, своей котельной, а водоснабжение микрорайона предполагалось из скважины, там должна была быть возведена и водонапорная башня, поскольку давления воды на ту часть города уже не хватало.

В целом Кингисепп выглядел очень современным городом с продуманной структурой и коммуникациями, транспортными и коммунальными, с отличным прозором, зонами отдыха без уплотнительной застройки. И по этим качествам, включая чистоту, он выглядел весьма выгодно по отношению к большинству городов области.

Город будущего

1991-й год прервал плановое развитие Кингисеппа, но не остановил его дальнейшее развитие. В отличие от моногородов, а такие нам известны в Ленинградской области, формирование Кингисеппа приостановилось на время в 90-х – начало 2000-х годов, но теперь, в связи с устойчивым развитием предприятий холдинга «ЕвроХим» – бывшего градообразующего ПГ «Фосфорит», пуском аммиачного производства, постройкой морского порта Усть-Луга город получил и путевку в будущее. Конечно, чуть ли не главным достоинством города стало его географическое положение на перекрестье всех путей – морских и сухопутных. Новое строительство, хоть стало и не комплексным, что, пожалуй, является минусом, но строительный бум продолжается, пусть с зависанием отдельных объектов, есть и недоработки, но определенно город хорошеет.

– Многие горожане сетуют на засилье автомобилей, дескать, город стал тесен, улицы узковаты, – говорит Андрей Григорьевич. – Это мы все видим, однако при проектировании в то время никто не предполагал, что количество автотранспорта увеличится кратно, и планировщики рассчитывали транспортные развязки на ту транспортную загруженность, которая имелась тогда. Сейчас в городе около 50 тысяч жителей и около 30 тысяч личный автомобилей – кто мог такое себе представить еще четверть века назад?

А Кингисепп своей завершенностью, компактностью, удобством проживания, чистотой улиц, хотя сейчас имеются к тому и претензии, обязан комплексной застройке по микрорайонам, предложенной «Ленгипрогором» и принятой руководством «Фосфорита» и районной властью. А ведущая роль в этом проектировании принадлежит архитектурной проектной мастерской Прохачева и огромным личным вкладом в облик нашего города Игоря Васильевича, только что ушедшего из жизни. Игорь Порхачев оставил нам свои следы-проекты, в том числе и осуществленные: общественный центр, «аквариум» на Крикковском шоссе, гостиницу, комплекс ГПТУ-245 и ряд других зданий, которые украшают наш город.

Д. Власов

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”