«Ноев ковчег» для ДНР и ЛНР

Благотворительный фонд «Рядом» вошел в организационный комитет всероссийской кампании «ЗооДруг» по сбору кормов для приютов и средств для вывоза животных из Украины, ДНР и ЛНР. О том, как организован процесс, «ВБ» расспросил руководителя Фонда Викторию Бажанову.

Требуется помощь «Красного креста»

В декабре прошлого года «Восточный берег» представлял Викторию Александровну пресс-службе губернатора Ленинградской области как члена «Команды 47» (см. «ВБ» № 49 за 15-21 декабря 2021 года, стр. 20, «Команда области нашей»).

А 31 марта 2022 года руководитель фонда «Рядом» приняла участие в онлайн-конференции Общественной палаты РФ, посвященной оказанию поддержки зоопаркам и приютам для животных Донбасса и Украины:

– Фонд «Рядом» тесно сотрудничает с сетью зоомаркетов «Ле’Муррр». Собственником сети была выделена спонсорская помощь в виде одной тонны корма для передачи в помощь Донбассу, и мы стали искать варианты – как это можно сделать. Обратились к московскому депутату Государственной Думы Владимиру Бурматову, который организовывал первые гуманитарные колонны. Но одному человеку не справиться с таким огромным делом. Поэтому мы разослали информацию по инстанциям, в Общественную палату в том числе. И так совпало, что сама ОП РФ по запросу В. Бурматова уже запускала всероссийскую кампанию «ЗооДруг». Так как мы сразу готовы были предоставить масштабную помощь, подключив 270 точек сбора кормов в 49 городах, фонд «Рядом» был включен в состав оргкомитета, одним из консультантов которого является знаменитый ведущий телепередачи «В мире животных» Николай Дроздов.

Почему этим занялась Общественная палата? Потому что формально корма не подпадают под классификацию «гуманитарный груз». Потребуется помощь такой организации как «Красный крест» – только у них есть возможность провозить подобные грузы. Первая гуманитарная колонна с кормами (на всякий случай закупается и греча, потому что животным разрешено варить кашу с консервами) пойдет из Москвы 13 апреля в Новошахтинск. И дальше – каждую неделю стабильно должна идти. Как только груз будет логистически координироваться в Санкт-Петербурге, подключатся и областные города, прежде всего Кингисепп. Поэтому мы планируем контактировать и с местной Общественной палатой.

«И я кричу об этом, чтобы рассказать людям»

– Сейчас люди, оставшиеся в Мариуполе, сообщают, что там много брошенных животных. А ситуация такая. У нас есть много видеозаписей, на которых видно, как люди стоят в очереди на выезд автобусами. Многие стоят с животными, но в автобус крупные особи не допускаются. И люди оказываются перед выбором – уехать с ребенком или остаться из-за питомца. У нас есть знакомая семейная пара, которая осталась из-за собаки.

В Мариуполе ситуация усугубляется еще и тем, что многие, убегая, надеялись вывезти стариков и детей, а потом сразу вернуться, поэтому запирали животных в домах и квартирах. И сейчас эти запертые звери умирают голодной смертью. Хозяева передают волонтерам ключи и слезно просят: «Пожалуйста, выпустите нашего кота (или пса)».

Люди бегут, оставляя, но не отказываясь от животных. Потом поступает огромное количество звонков: «Помогите найти друга! Мы потеряли члена семьи!» Это говорится о животных. Есть шанс, что беженцы найдут своих питомцев уже в России – мы очень на это надеемся. Но шанс минимальный.

Представьте себе. Центр временного пребывания – у семьи три котомки и собака. Или так: матрас, ребенок и кот за пазухой. Человек думает: «Если мне скажут «собирайся!», что я возьму? Ребенка, документы и кота (или пса)». Многие бежали без вещей (вещи получали уже из гумпомощи), но с кошками. А кошка не собака – она рядом не усидит, особенно при резком звуке, ее потерять еще проще.

Был недавно и такой случай. В зоомаркет «Ле’Муррр» позвонил мужчина – хозяин питомника гладких фокстерьеров. Он выехал из-под бомбежки с семьей и 25 собаками к родственникам в Пензенскую область, но там они обнаружили пустой дом. Он просил прислать хотя бы поводки, чтобы не растерять собак. Наш директор филиала лично поехал, закупив все, что нужно.

Почему, спрашивается, подключился Фонд защиты китов? Потому что в Горловке есть дельфинарий, где сейчас погибают три дельфина. Они не могут есть ни мороженую рыбу, ни субпродукты. Их надо бы выпустить на волю – украинскими войсками путь к Черному морю перекрыт. Вывозить в Россию – нужна колонна, которую не обстреляют ВСУ…

Такие историю сплачивают, но это трагедия. Я далека от политики, но близка к людям. И я кричу об этом, чтобы им рассказать.

«Сказали, что очень вкусно»

–  Например, когда был план вывезти около четырехсот шиншилл – собрали всех вместе, но по неизвестным причинам не довезли. Редкие попугаи, которые разлетелись, – их отлавливают и перепродают. Недавно в Питере столкнулась: стоял на рынке восточный мужчина с транспарантом «Собираем на корм животным в Донецке». И ему давали деньги! Я подошла и спросила: «А как вы повезете? – Довезу, говорит, у меня машина». Люди наживаются на всем, на чем могут. Самое ужасное, что на Авито перепродают корма. А если бы эти люди знали…

Вот мы недавно передавали консервы премиум-серии – в них много мяса. Так вот там люди готовят на костре себе кашу с нашими консервами. На костре, потому что нет ни воды, ни света, ни газа. Ну, и животных заодно кормят. Сказали, что очень вкусно…

Но от этого становится страшно. Ты вроде как передаешь помощь животным, а там людям есть нечего. Вместе с собаками из одного котелка поели кашу с консервами – не дай Бог пережить такое.

Кнопка «Помочь приюту» – действует, но не в Европе

– Многие люди хотят помогать животным, но не уверены, что помощь дойдет. Мы гарантируем, что она дойдет, и даже потом можем выслать благотворителям фотографии всех счастливых «хвостов».

На официальном сайте сети зоомаркетов «Ле’Муррр» есть кнопка «Помочь приюту», и она уже действует. Можно зайти в раздел «Акции» или просто выбрать корм, положить его в корзину, а там есть кнопка «Отправить в приют». Самым первым высвечивается «ЗооДруг», и указано, что это помощь для Донбасса. Только за вчерашний день у нас прошло 270 заказов, люди со всей России подключаются, 330 кг готовится к отправке. Но это капля в море, потому что пойдут две машины по 10 тонн.

Куда пойдет помощь? Это зоопарки, конноспортивные клубы, порядка 15 приютов для бездомных животных, около 50 мини-приютов и зооуголков ДНР и ЛНР. Помощь также оказывается частным лицам, которые остались там и готовы собирать и кормить животных. А мы поддерживаем связь с ними через волонтеров.

Россия помогает очень активно. Из европейских стран я знаю, что Польша и Чехия организуют гуманитарные колонны с гумпомощью для животных Украины. Но должна сказать, что когда мы обращались в Международный фонд защиты животных, а это крупный европейский фонд, там нам отказали с формулировкой, что это «не их случай», и этим животным помощь не нужна.

«Сейчас в одном вольере сидят волк с медведем и не конфликтуют»

– Машины, которые повезут корма, обратно пойдут с животными. Такие своеобразные ковчеги. Прежде всего зверей-беженцев примет Ростовский зоопарк. Самых выносливых ждет поездка до Москвы.

Это ведь только кажется, что Донбасс – Донецк, Луганск – небольшая территория. Но там содержится 20 тысяч животных, включая редких краснокнижных. Все крупные животные в зоопарках – львы, медведи, волки, лисы, верблюды и так далее – их надо, во-первых, правильно закрепить, дать седативные препараты, во-вторых, перевозить аккуратно.

Не стоит задача вывезти всех. Когда ситуация стабилизируется, есть цель сохранить инфраструктуру на местах. Для любого животного переезд – это стресс. Когда зоопарк разрушен, меняются даже законы природы. Мы видели, как сейчас в одном вольере сидят волк с медведем и не конфликтуют. А лошади Пржевальского, которые вообще-то находятся на грани вымирания, вдруг начали усиленно размножаться. Видимо, решили срочно сохранять популяцию.

Владельцы зоопарков постоянно высылают видео. Смотришь, а фоном слышны звуки взрывов. Для животных резкие звуки и так стресс, а когда стресс идет постоянно, мне страшно представить, каково им приходится. Отвлечься совершенно не получается, я живу в этом всем. Хорошо это или плохо, я не знаю. Но это именно так.

У нас в сети зоомаркетов есть «тотемное» животное – лемур Шурик. Он у нас обеспечен всем. К слову, наша компания также содержит лемура в Питерском зоопарке. Мы хотели забрать и лемура из Украины, но не успели. Зато домашнюю рысь пристроили, нескольких енотов…

Угнетает мысль, что животным невозможно оказать своевременную ветеринарную помощь. Вот бегали 20 муфлонов, сбились в кучу – снаряд упал, и все погибли…

«Главная нужда приюта – это человек»

– Довольно часто нам говорят: «Что вы с ними возитесь? Это же животные. Усыпите – и дело с концом!» Отчасти я понимаю, откуда у людей возникают позывы говорить подобные вещи. Просто они не принимают на себя ответственности. Например, в Европе нет бездомных животных, потому что их содержание регулируется законодательно. И штраф за выброс питомца сильно бьет по карману.

Мы стараемся соблюдать здоровый баланс. Безусловно мы не ратуем за безумное кормление во дворах тысячи кошек, разносящих заразу, но выступаем за то, чтобы законодательно наказывать за выброс питомца на улицу, и популяризируем приюты, стимулируя людей брать животных оттуда.

На попечении фонда «Рядом» 15 приютов в Санкт-Петербурге, два небольших в Ленобласти и один большой городской проект в Москве. А еще мы кормим 250 эрмитажных котов. Если измерять в спасенных жизнях, то это 4,5 тысячи собак, 12,5 тысяч кошек – да, колоссальные цифры, но самое главное, что всех не спасешь, и мы многих животных пристраиваем и потом помогаем людям с кормами.

Так, мы работаем с общественной организацией «Дети блокады-900». Раздаем блокадникам котов и снабжаем кормами. Финны много забирают в наших приютах собак. В Кингисеппе есть люди, которые привезли сюда собак благодаря нашему Фонду.

В Москве на Рублевке проходит акция «Миска добра». Там люди активно помогают. И уже участвуют собаки, которых привезли с Донбасса – их разбирают.

Главная нужда приюта – это человек. Например, в Колтушах есть приют «Кельтские ангелы». Туда просто просят прийти и выгулять любую собаку, чтобы она не забывала, как это – жить с хозяином. Я убеждена – у каждого животного своя судьба, но оно непременно найдет себе хозяина.

Сейчас, увы, много случаев жестокого обращения с животными, в том числе среди детей. Поэтому Фонд стал работать с трудными подростками, которых обучают быть кинологами. Ведь ребенок, который хочет научить чему-то собаку, должен прежде всего научиться чему-то сам. Это дисциплинирует и смягчает характер.

«Хочу сказать спасибо»

– Наша работа выстроена таким образом, что фонд «Рядом» не только передает гуманитарную помощь на Украину, но и помогает беженцам, которые оказываются здесь. При этом мы не забываем помогать своим людям в России. Так, мы хотим привлечь ресурсы к открытию трудовых мастерских в маленьких городах в регионах.

Наш проект «Особое тепло» поддержала берестяная мастерская Игоря Базуева – он подключился со своими воспитанниками. Молодые кингисеппцы с ограниченными возможностями здоровья шили котиков – эти поделки поедут в Петербург в «Республику кошек и котов» и достанутся людям в благодарность за пожертвования на мероприятиях Фонда.

Когда мы первую гуманитарную колонну пытались отправить, не знали с какого конца взяться. От общественной партии «Новые люди» в Кингисеппе нам помогла Лариса Лукина.

Поэтому я непременно хочу сказать спасибо всем, кто неравнодушен к нашей деятельности.

А. Ульянова