Опасный путь по Ладоге

Продолжение. Начало в № 3

К 80-летию полного снятия блокады Ленинграда

Продолжая рассказ о водной Дороге жизни и о самом активном соединении Краснознаменного Балтийского флота – Ладожской военной флотилии, стоит рассказать о сложной зиме 1941-1942 годов и о начале второй навигации.

 Морозы той осенью наступили очень рано. Понимая, что скоро лед окрепнет, командование флотилии местом для зимней стоянки назначило гавань Осиновец и ближайшие к ней подходящие бухты. Но Ленинград, несмотря на погоду, должен был снабжаться любой ценой.  И цена эта была заплачена – корабли и суда флотилии пытались доставить грузы уже в период образования льда на Ладоге, а так как ледоколов не было, то плавсредства неизбежно вмораживались в воды озера прямо на маршруте следования. В результате чего часть барж и буксиров были сжаты льдами и затонули, а оставшиеся на плаву вынуждены были зимовать прямо на открытых ладожских просторах. Попытка привезти в блокадный город больше грузов привела к серьезным затруднениям в продовольственном снабжении вмерзших плавсредств и в их маскировке от немецкой авиации. При этом экипажи свои корабли не оставляли – всю зиму превращали их в большие сугробы изо льда и снега, чтобы снизить заметность, а также ремонтировали механизмы, готовясь к навигации 1942 года.   

Чуть больше повезло экипажам тех кораблей, которые все же добрались до Осиновца. Здесь были производственные мощности и верфь, чтобы чинить и землянки на берегу и более-менее комфортно жить. Известно, что для последовательного ремонта плавсредств по льду были проложены трубы, чтобы пар с одного корабля подавался для обогрева других, которые в этот момент находились на обслуживании. Но тепла морякам все равно не хватало, как и еды, так как, несмотря на военный паек, находились они с блокадной стороны Ладоги.  

Так зимовали наши краснофлотцы, наблюдая за тем, как работает рядом ледовая трасса Дороги жизни. Но она не могла в полной мере покрыть потребности Ленинграда, фронта и Балтийского флота. Несмотря на то, что действовали более 4000 автомобилей, которые шли почти напрямую от Осиновца до Кобоны и Лаврово по 30-километровому маршруту, они не обладали достаточной грузоподъемностью.  Да и лед на Ладоге оказался коварным – частые разводья и торосы от ветра, трещины от нагрузок. Трассы приходилось переносить, и их число к концу зимы перевалило за сотню. Враг тоже не дремал – немцы наблюдали автомобили со стороны занятого ими Шлиссельбурга и били по ним артиллерией, применяли авиацию. Гитлеровцы охотились буквально за каждым грузовиком, поэтому рейсы по льду на машине были даже опаснее пути на корабле по открытой воде Ладоги.

Тем не менее Ладожская военная флотилия, скованная льдом, готовилась к новой навигации 1942 года не только на кораблях, но и на берегах Ладоги, где шла грандиозная стройка. Военные и гражданские инженеры зимой и весной создавали инфраструктуру для полноценного снабжения Ленинграда водным путем. Так, например, в Кобоне появился целый портовый комплекс. Сюда проложили ветку железной дороги, смогли углубить фарватеры, построили новые пирсы. На западном берегу озера также всю зиму и весну шло активное строительство.

Одним из самых сложных проектов 1942 года стала прокладка бензопровода по дну Ладожского озера от Кобоны до западного блокадного берега. Дело в том, что Ленинград остро нуждался в топливе – его почти не было, а военная и гражданская техника, конечно же, не могла простаивать. Поэтому в апреле Военным советом Ленинградского фронта было принято решение за 50 дней протянуть стальную трубу по самому короткому пути. Но краснофлотцы Ладожской флотилии и инженеры справились на неделю быстрее, потому уже 17 июня 1943 года первые тонны керосина были переданы с восточного берега Ладоги на западный. Это был большой успех, который так до конца войны и остался секретом для немецкого командования вместе с еще одним подводным проектом 1942 года, обеспечивавшимся также Ладожской военной флотилией.

Как только удалось решить проблему с топливом, нужно было решать и другую – Ленинград с августа 1941 года остался почти без электричества, так как немцы, захватив пути по суше, устроили еще и энергетическую блокаду города. В январе 42-го работала только ГЭС-1, электричества которой хватало лишь на несколько важнейших объектов, включая штаб, Смольный, госпитали, хлебозавод. В этой ситуации, с учетом успеха бензопровода, в августе начали прокладывать силами «Ленэнерго» и Ладожской флотилии высоковольтный кабель по дну озера. Уже через 48 дней в блокадный Ленинград стала поступать электроэнергия с Волховской ГЭС по четырем линиям, а вскоре запустили и пятую. Это дало возможность не только возродить промышленность города, где заработало сразу более 75 предприятий, но подать напряжение для гражданских нужд. Так в Ленинграде заработали грузовые и пассажирские трамваи, что не осталось незамеченным для неприятеля в окопах, который окружил город своей хваткой. Но благодаря упорству жителей, строителей, инженеров и моряков Ладоги эта хватка не оказалась смертельной – город и фронт не только смогли устоять зиму 1941-1942, но стали получать все больше и больше снабжения с «большой земли».      

Эта ситуация, конечно же, обсуждалась немецким верховным командованием. Задачи удушения Ленинграда силами авиации 1-го воздушного флота Люфтваффе не давали результатов – ПВО в районе Ладоги с каждым месяцем становилось все лучше. Надежда врага на бурные воды самого озера тоже не оправдалась. Несмотря на европейское представление о невозможности постоянного судоходства по Ладоге, краснофлотцы все же доказали обратное и смогли укротить стихию.

Немцам и финнам в этой ситуации оставалось только попытаться дать бой Ладожской военной флотилии на воде – создать свои военно-морские силы на озере. Этому они посвятили много усилий во вторую навигацию 1942 года, ведь серьезного флота у них на этом театре военных действий не было. Пришлось гитлеровцам завозить свои малые катера и новейшие боевые паромы через Балтику и по железным дорогам Финляндии. Также со Средиземного моря итальянцы доставили 12-й дивизион торпедных катеров типа MAS. Финны при этом ничем своим союзникам помочь сильно не смогли – численность их озерных кораблей была ничтожна по сравнению с набиравшей силу Ладожской военной флотилией.

Г. Ожегов

Продолжение следует

Яндекс.Метрика

Что будем искать? Например,Человек

Мы в социальных сетях