Памяти Нины Федоровны Рябовой, патриарха кингисеппской культуры

0931_136

Ушел из жизни замечательный человек – заслуженный работник культуры, многолетний директор РДК-ГДК (районного и городского Дома культуры), почетный гражданин Кингисеппского района Н. Ф. Рябова.

Ленинградцы были голодны, неважно одетые, но жили богатой духовной жизнью

Свои многочисленные награды Нина Федоровна Рябова приобрела на ниве культурно-просветительской работы за вклад в просветительскую культуру нашего района и города. Она директор главного культурного центра района РДК-ГДК, заслуженный работник культуры, кавалер ордена Дружбы народов, обладательница медалей, депутат областного и местного Советов, почетный гражданин Кингисеппского района.

Нина Федоровна – уроженка Ленинграда, где появилась на свет в 1935 году в семье милиционера, потом фронтовика – офицера, кавалера ордена Красной Звезды. Жизнь девочки мирно протекла на Петроградской стороне, но неожиданно все переменилось… Летом 1941 года мама Нины в ожидании очередного ребенка жила с Ниной в Псковской области в деревне, здесь семилетняя Нина впервые увидела немцев. В их доме солдаты вермахта устроили штаб, хотя к хозяевам относились доброжелательно. Но все изменилось, когда вслед за немцами пришли каратели из эстонцев, латышей, венгров – эти не щадили из местных никого, не отставали в «упражнениях по лютости» и местные полицаи.

Лихолетье пережили в оккупации, а в Ленинград вернулись в 1945 году. Семья чудом пережила блокаду, но едва держались на ногах. Послевоенная жизнь в городе налаживалась. Нина пошла в школу во второй класс, хотя ей исполнилось уже 10 лет. В послевоенные сталинские годы, как она вспоминала, ленинградцы были хоть и голодны, неважно одетые, но жили богатой духовной жизнью, была большая тяга к культуре, знаниям. Семья переехала на улицу Воинова (Шпалерная), Нина продолжила учебу в другой школе и в 1955 году получила аттестат. С детства у нее была замечена организаторская жилка и тяга к сцене. Она постоянно что-то придумывала, разыгрывала спектакли и однажды высказала пожелание, что хочет пойти учиться в культурно-просветительскую школу, организовывать представления. Но отец был категоричен: «Пока я жив, никто из моих детей не будет избачом». Дело в том, что даже в 50-е годы профессия клубного работника, мягко говоря, была не в чести. Профессиональных клубных работников почти не было на селе, заведующих клубами нередко назначали из тех, кто не справлялся на поле с урожаем, с удоями молока – лентяев, с низкой зарплатой.

Город имел уже центральное отопление, только РДК по-прежнему дымил трубой

Однако тяга к культурологической деятельности была у девочки сильна. После смерти отца Нина поступила на учебу в Ленинградскую областную культурно-просветительную школу. Уже на учебе выяснилось, что выпускников направляют на работу в область, не оставляют в Ленинграде. Годы учебы она считала счастливейшими в своей жизни. Позже Нина заочно закончила и институт культуры им. Крупской, но после окончания школы получила направление в Волховстрой. Здесь проработала немного – год. Нина вышла замуж за кингисеппского парня и в 1959 году переехала в Кингисепп, где осталась навсегда. Она была очарована этим небольшим зеленым городком с 4,5 тысячами жителей. Особенно ее поразили доброжелательностью люди, живущие здесь, с которыми пришлось работать. Один их них – директор ДК А. И. Иванов, он потом возглавлял в исполкоме отдел культуры, руководитель местного театра А.В. Струпович и многие другие. В 1960 году ее направили на работу в ДК: тогда она была единственным в районе работником культуры с клубным образованием. Через некоторое время по семейным обстоятельствам Нине Рябовой пришлось покинуть Кингисепп: три года она проработала в Пустомерже и столько же в ДК им. Герасимова в Нарве.

А в 1971 году Нина Рябова вернулась в Кингисепп, хотя ее предупредили: местный районный Дом культуры находится в убойном состоянии. Он был построен в 1939 году, успел проработать менее года, в августе 1941 года при обороне города был разрушен. В таком виде Дом культуры простоял более 20 лет. Однако в 1965 году общими усилиями горожан руины превратились в РДК – культурный и методический центр районной и городской культуры. Однако техническое состояние здания было ужасным, хотя его только что восстановили, видимо, в спешке: все водопроводные и канализационные коммуникации сгнили, так как голые трубы были уложены прямо в сырую землю. РДК был построен на болоте, и стены пропитались до самой кровли сыростью, так что красить его приходилось постоянно. Туалеты текли, паркетный пол в фойе вздулся волнами и сочился. Все пришлось исправлять и ремонтировать, заново перекладывать коммуникации. В этом очень помог первый секретарь горкома партии В. М. Мазуров. Город имел уже центральное отопление, только РДК по-прежнему дымил трубой. Секретарь помог ликвидировать и кочегарку. В 1980 году РДК был переименован в ГДК, но сути работы ДК это не изменило.

Она часто говорила дочери: «Хочешь меня увидеть, приходи в РДК»

За 20 лет своего директорства Нина Федоровна приняла на работу и уволила не менее тысячи человек. В культуру люди нередко приходили не работать, а отдыхать. Но оказалось: знаешь, когда надо прийти на работу, но никогда – во сколько придется уйти, а о праздниках и выходных лучше забыть. Все же директор РДК добилась для своих сотрудников одной важной привилегии – чтобы не трогали работников в отпуске, иначе было не продержаться.

Сама директор приходила на работу к 8-9 утра, а уходила в час, два, три ночи: в первой половине дня текущая административная работа, вечером самодеятельность, репетиции, концерты, по выходным до поздней ночи танцы. Она часто говорила дочери: «Хочешь меня увидеть, приходи в РДК». Это были не красные слова.

Невероятно, но в советское время культура в РДК жила на самоокупаемости

В наше время наконец-то персонал учреждений культуры в Кингисеппе включили в бюджет. Тогда было иначе: давали четыре бюджетные единицы – директор, два методиста, инструктор, правда, потом за успехи выделили ставку балетмейстера, хореографа, аккомпаниатора. Когда Нина Рябова пришла в РДК, здесь работало 60 человек, летом 80, многие проходили внештатными работниками. На хозрасчете действовал кинозал, коллективы художественной самодеятельности, 8-10 кружков прикладного искусства, и они себя окупали, художественные студии, эти зарабатывали на оформлении города.

Если она не пришла в партию, партия пришла к ней

Это и многое другое лежало на плечах директора РДК-ГДК  Н.Ф. Рябовой, она понимала, что при желании в любой момент можно найти повод объявить ей не только взыскание, но и снять с должности. Но ее работу ценили, однако была у руководства на нее досада: директор никак не желала вступать в партию.  Что только не делали: топали ногами, гвоздили, но каждый раз ей удавалось ссылаться на чрезвычайную занятость. В конце концов, Мазуров не выдержал: «Черт с ней, давайте мы с Рябовой решим так: сделаем блок коммунистов и беспартийных». Так директор РДК осталась беспартийной, но стала депутатом областного Совета и в этом качестве пробыла 10 лет.

Нине Федоровне очень помогла секретарь по идеологии З. И. Мазова, которой она осталась благодарна на всю жизнь. Третий секретарь была хоть требовательна, но умела отблагодарить по заслуге и помочь, когда в этом нуждались люди и коллективы.

Если в наше время звание народного коллектива передается «по наследству», прежде каждый коллектив был обязан подтверждать его ежегодно

Сердце любого Дома культуры – коллективы художественной самодеятельности. Такими коллективами всегда славился Кингисеппский РДК. В 70-80-х годах здесь работало четыре коллектива, имеющих звание народного. Здесь всегда играли замечательные актеры: А. В. Струпович, И. Н. Городецкая, В. П. Пикалев, О. П. Баринова, И. П. Ткаченко, другие артисты. В их числе народным значился драмтеатр, сначала им руководила А. В. Струпович, затем П. А. Высоцкий. С 80-х годов народный театр возглавил А. А. Тихомиров, ему в 1991 году бразды правления ГДК и сдала Нина Рябова.

В советское время получить звание народного коллектива было непросто. Если в наше время это звание передается «по наследству», прежде каждый коллектив был обязан подтверждать его ежегодно. Собиралась комиссия из 15 человек из городов области, причем состоящая из соперников, желающих получить звание народного для своих ансамблей, трупп. Отбор был жесткий, как и лимит народных коллективов. Занятых позиций кингисеппская сцена, как театральная, так и музыкально-танцевальная не сдавала. Самодеятельность в разное время возглавляли профессионалы своего дела: Г. И. Комиссаров, Э. П. Колганов, руководитель духового оркестра Е. И. Пурвян, солисты – Геннадий Лазарев, Рубен Клейман, Николай Алюшкин

Завещание

Н. Ф. Рябова в свое время передала завещание старых клубных работников:

«Главное, храните художественную самодеятельность, цените каждого человека, который приходит в клуб, в Дом культуры и хочет выйти на сцену. Плохо он выступит или хорошо, не суть – мастерство шлифуется упорным трудом и репетициями. Но этот человек уже хочет приобщить себя к искусству, облагородить. Попробовав свои силы, человек начинает уважать не только себя, но ценить мастерство других – тех, кто станцевал, сыграл блестяще, тогда он становится способен по-настоящему ценить культуру. Сегодня, к сожалению, работа сводится в основном к досуговой деятельности, а прежде очень большое значение имела просветительская деятельность, которая была не менее важна. Конечно, сейчас это направление во многом заменяет телевидение. Однако художественная самодеятельность в любом направлении искусства, остается важнейшей частью культуры и просвещения населения, которую надо тщательно сеять, поливать и взращивать ценнейший «культурный урожай, оберегая его от нездоровых поветрий».

И на пенсии Нина Федоровна Рябова оставалась активной до самого последнего времени. Теперь, с уходом из жизни патриарха кингисеппской культуры перевернула страницу целая эпоха.

Д. Власов

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”