Павел Первый, Александр Благословенный и Ямбургский уезд

После Императрицы Елизаветы и Екатерины Великой поездки практически всех высокопоставленных особ шли через Нарву, Ивангород, Ямбург и Ямбургский уезд. Одни приезды и проезды оставляли более-менее заметный след в жизни уезда, другие проходили почти незаметно. Но все они – интересная часть истории нашего края, малоизвестная местным жителям.

«Церемониальных встреч нигде не делать»

В июне 1773 года через Нарву, Ивангород и Ямбург вместе с матерью и двумя сестрами в Петербург ехала Гессен-Дармштадтская принцесса Вильгельмина. Вскоре она приняла православие, стала великой княгиней Натальей Алексеевной и вышла замуж за великого князя Павла Петровича, сына Екатерины Великой. Павел искреннее полюбил жену, но прожил с ней всего два с половиной года. 15 апреля 1776 года она умерла во время родов. Умер и их ребенок…

  В том же году Екатерина II решила вновь женить своего сына. В связи с этим в июне 1776 года Павел во второй раз прибыл в Ямбург. Как мы уже знаем, первый его приезд имел место в 1770 году и был связан с осмотром Екатериной строительства местной фабрики и самого города. Теперь же это была краткая остановка наследника престола по его пути в Берлин. Он следовал в столицу Пруссии для знакомства со своей новой невестой – принцессой Софией-Доротеей Виртенберг-Штутгардской.

   В августе того же года состоялся специальный визит сына Екатерины Великой в наш город. Наследник престола прибыл в Ямбург, чтобы здесь встретить свою невесту. С ней он задержался в Ямбурге на сутки или двое, так как в Царское Село прибыл лишь спустя три дня. Логично предположить, что он и его невеста остановились в «новопостроенном каменном доме», где в 1770-м останавливалась Екатерина II. В дальнейшем цесаревич Павел и София-Доротея, которая тоже приняла православие и стала в России Марией Федоровной, не раз бывали в Ямбурге проездом в Ревель, Ригу и Западную Европу и возвращаясь оттуда назад.

  Заняв после смерти матери трон, император Павел I (1796-1801), совершил большое путешествие по России. В мае 1797 года он отправился из Москвы по маршруту Смоленск – Орша – Минск – Гродно – Вильно (Вильнюс) – Ковно (Каунас) – Митава (Елгава) – Рига – Дерпт – Нарва – Гатчина. Последний отрезок пути вновь проходил через Ямбургский уезд.

   Стараясь показать, что его правление принципиально отличается от правления Екатерины II, которое он считал расточительным и неправильным, император Павел запретил пышные встречи своего кортежа и многолюдные мероприятия. Его предписание губернатору Эстляндии гласило: «Церемониальных встреч нигде на станциях не делать, а наблюдать только, чтобы везде все нужное как в провизии, так и для скорейшего проезда изготовлено было». Как пишут об этом путешествии современные исследователи, «запрещалось даже преподносить императору хлеб-соль».

Кортеж из более чем 40 экипажей, запряженных чуть ли не тремя сотнями лошадей, растянувшийся, вероятно, почти на километр, днем 26 мая 1797 года въехал со стороны Дерпта в Нарву. Согласно императорской инструкции, Павла I не встречали торжественно за городом, как прежде Екатерину II. Но, зная страсть Павла к военной муштре и «шагистике», можно сказать, что он прибыл как нельзя во время. В это время в Нарве шло учение Елецкого полка. Поэтому император и его сыновья, Александр и Константин, тоже любившие муштру и парады, тут же отправились на плац-парад этого воинского подразделения. После его окончания, через полтора часа, они прибыли в Вышгород (Нарвский замок), где «имели обеденное кушанье на 17-ти кувертах».

    После обеда император и его сыновья вновь занялись армейскими делами – пошли к разводу. Только после этого они поехали посмотреть на нарвские пороги, а оттуда – во Дворец Петра Великого. Там «кушали кофе» и имели встречи с нарвским дворянством и купечеством. Затем император с сыновьями и свитой вернулся в Нарвскую крепость, и, обойдя оную кругом, в начале 6-го часа отправились в Ополье…»

   Как видим, сравнительно с визитами Екатерины, визиты Павла действительно были лишены пышной торжественности и характера праздника. Но, похоже, именно в этот приезд в Нарву императором Павлом было принято решение принципиально улучшить условия для расквартированных в Нарве войск. Об этом свидетельствует развернувшаяся там строительная деятельность.

Блоки и Ганнибалы в Ямбургском уезде

  Ночевать в Нарве Павел I не остался. В Ямбурге он сделал остановку, чтобы переменить лошадей. Здесь, под звон колоколов Екатерининского собора, его встретил Петербургский губернатор Архаров. Обедал Павел на почтовом дворе в Ополье, где за столом вместе с ним сидело всего 15 человек.

   Среди этих приближенных к Павлу I людей находился ямбургский помещик Иван Леонтьевич Блок. Он начал служить лейб-хирургом при его дворе в Гатчине, когда Павел Петрович был только великим князем. Блок происходил из немецкой бюргерской семьи города Демитца. Настоящее его имя было Иоганн-Фридрих. Став императором, Павел возвел его во дворянство, подарил 600 душ крестьян и сделал помещиком. Так Ямбургский уезд и Кингисеппский район оказались связаны с именами предков знаменитого поэта Александра Блока. Его родственники владели здесь усадьбами Велькота, Тютицы, Ивановская. Их фамильным гнездом было старинное село Удосолово, известное еще со времен Новгородской республики. В этом селе родственники поэта и захоронены.

   Во время своего короткого правления император Павел I активно раздавал земли и крестьян помещикам. За 4 года он пожаловал дворянам 400 тысяч душ. Это составило половину того количества, которое его мать Екатерина раздала за 34 года.

   Политика раздачи земель и прикрепленного к ним населения напрямую касалась Ямбургского уезда. Она имела двойственные последствия. С одной стороны, здесь, как и во всей стране, усиливалось крепостное право. С другой – появлялись новые усадьбы, являвшиеся центрами культурной и хозяйственной жизни сельской местности. Новые помещики способствовали дальнейшему развитию деревень и сел Ямбургского уезда. Одновременно его жизнь и история все больше связывались с жизнью и историей Петербурга и императорской России, с историей дворянских и бюргерских родов Европы и историей русской культуры.

   В 1796 году Павел пожаловал из земель дворцового ведомства 1000 душ крестьян Ямбургского уезда (с мызами и деревнями) управляющему городом Павловском Адаму Роткирху (1746-1797). Его настоящее имя было Адольф-Рейнгольд, и он происходил из семьи лифляндского дворянина шведского происхождения. Как замечают исследователи истории усадеб Нона Мурашова и Лина Мыслина, Адам Роткирх «заслужил благодарную память потомков тем, что написал „Немецкую биографию” Абрама Петровича Ганнибала». Роткирх был женат на его младшей дочери, Софье Абрамовне, и более года проживал вместе с Ганнибалом в его усадьбе Суйда. Там он записал многое, что составило впоследствии биографию «арапа Петра Великого».  

   Свою усадьбу Адам Роткирх устроил возле Ямбурга, между селом Новопятницкое (Новая Пятница) и Михайловской церковью, построенной по воле Екатерины II рядом с дорогой на Нарву. Как и церковь, усадьба тоже была названа Михайловской. На ее территории возникло фамильное погребение Роткирхов, которые впоследствии породнились с баронами Врангелями и родом Лелонгов, перебравшимся в начале XIX века из Австрии. Роткирхи-Лелонги владели этой усадьбой до прихода к власти большевиков. Здесь, на фамильном кладбище, были погребены дочь, внуки, правнуки и праправнуки Абрама Ганнибала. Как утверждает кингисеппский краевед Андрей Белобородов, это единственный пример захоронения в одном месте 35 родственников Александра Пушкина.

   Таким образом, благодаря императору Павлу I, история Ямбурга-Кингисеппа оказалась связана не только с фамилией одного из самых известных сподвижников царя Петра I, но и с судьбой и родословной великого поэта России. Высказано предположение, что Пушкин бывал в имении своих родственников под Ямбургом. Он приезжал сюда для ознакомления с «Немецкой биографией» Абрама Ганнибала, когда начинал работать над произведением об «арапе Петра Великого». Кстати сказать, сам Ганнибал имел усадьбу в Ивангороде, входившем со шведских времен в состав Нарвы.

Остзейские путешествия Александра I

    По Ревельскому, или Нарвскому тракту Александр I (1801-1825), прозванный в дореволюционное время Благословенным, ездил, будучи еще великим князем и наследником престола. Через год после занятия трона он отправился по этой дороге в Мемель (Клайпеду) для встречи с прусским королем Фридрихом-Вильгельмом III.

   20 мая 1802 года император Александр Павлович въехал на территорию Ямбургского уезда и остановился на почтовой станции в Чирковицах для обеда. В тот же день новый правитель России впервые прибыл в Ямбург. К сожалению, современники не оставили нам подробного описания того пребывания Александра I в этом городе. Известно только, что он находился вместе со своим ближайшим окружением в составе гофмаршала графа Толстого, графа Кочубея, генерал-адъютанта графа Ливена, князя Волконского и Новосильцева. Важно отметить, что свита Александра I, в отличие от предыдущих монархов, включая его отца, всегда была небольшой.

 Нового императора и его свиту, конечно, встречал комендант Ямбурга, который рапортовал о состоянии дел во вверенном ему уездном центре. Вместе с комендантом наверняка присутствовали другие ямбургские чиновники, а также представители местного дворянства и видные жители города, имевшие возможность пообщаться с новым императором. В отличие от Павла I, император Александр I никогда не отказывался от прямого общения со своими подданными в провинции. Он лично беседовал с представителями власти на местах и провинциальным дворянством, разговаривал с тамошними военными и известными людьми края, устраивал приемы, посещал балы и разные местные мероприятия.

   Все это уже во время первой поездки Александра I наглядно проявилось в Нарве. В 1802 году она вместе с Ивангородом указом этого императора она была введена в состав Ямбургского уезда. С этого времени история Нарвы стала составной частью истории этой территории.

   В Нарву из Ямбурга Александр прибыл вечером 20 мая. Здесь императора встретил нарвский комендант Маркловский «и при стечении обрадованных жителей в город проводил».  Готовность Александра I к общению с местными жителями проявилась в его согласии посетить свадьбу пастора шведско-финского нарвского прихода. «Государь не отверг этого приглашения и осчастливил новобрачных своим присутствием в их доме, причем очаровал всех своей любезностью. В качестве свадебного подарка он пожаловал новобрачной бриллиантовый перстень».

   В Нарве Александр I ночевал. Утром следующего дня он был на учении двух рот все того же Елецкого полка и при разводе караула. Затем по уже сложившейся традиции отправился в нарвский Преображенский собор, где прослушал службу. После этого посетил Дворец Петра Великого «и здесь с удовольствием и вниманием осматривал различные предметы, принадлежащие бессмертному завоевателю Нарвы. Государь обратил внимание на ветхий вид дворца и повелел, чтобы впредь были приняты все возможные меры к сохранению «драгоценного для всех россиян памятника».

   Затем Александр посетил знаменитую нарвскую ратушу, осмотрел еще более знаменитые нарвские водопады, находившиеся рядом с ними пильные мельницы, после чего продолжил свой путь на запад.

   В мае 1804 года Александр I проделал специальное путешествие по Эстляндии. 7 или 8 мая он проехал Ямбург, Ивангород и Нарву, направляясь в Ревель. Посетив в течение девяти дней несколько эстонских городов, 17-го числа император выехал из Дерпта в Петербург. Его путь вновь лежал через Ямбургский уезд. Однако специальных больших остановок он, похоже, здесь не делал.

   После этого путешествия в поездках Александра I по Ревельскому тракту на Ямбург и Нарву наступил большой перерыв. Империя была огромной, и император путешествовал по самым разным ее местам. Вообще, Александр I очень много ездил по стране, напоминая этим Петра I.

Дела и проекты

   Период правления Александра I в истории Ямбурга отмечен не только его приездами сюда и в соседние города. Благодаря его решениям в 1802 году Ямбургский уезд был расширен, его восточная граница отодвинулась к Копорью, а западная – немного за Нарову. В результате в этом уезде оказались три древних соседних города – Ямбург, Ивангород и Нарва. Главным из них в административном плане был назначен Ямбург. Значительно более развитую Нарву формально подчинили ему. При этом по делам городского управления она в основном оставалась самостоятельной.

   В 1806 году на дороге из Петербурга в Нарву началось возведение первых пяти однотипных каменных почтовых станций Российской империи по проекту придворного архитектора Луиджи Руски. Они строились на месте старых деревянных станций. Так как Ямбургский уезд расширился, три новых станции оказались на его территории – в Чирковицах Ополье и Ивангороде. Промежуточной пунктом между Опольем и Ивангородом выступал Ямбург, в котором роль почтовой станции, вероятно, исполнял постоялый двор. В 1808 году все новые станции были сданы в эксплуатацию. Четыре из них сохранились до наших дней (две – в Кипени и Каськове – в заброшенном состоянии).

   В 1816 году Александр I поддержал проект нового промышленного развития города Ямбурга, с которым выступил швейцарец Симон Фридрих Либ. К тому времени прежняя байковая фабрика сгорела, гостиные дворы оказались невостребованными, и город стал приходить в упадок. Либ предложил российскому правительству построить в Ямбурге новую большую ситцевую фабрику. А еще возвести рядом с городом отдельные сельские дома и начать здесь сельскохозяйственное производство по системе Фелленбурга. Система этого швейцарского педагога и агронома предполагала создание агрономических школ для детей крестьян, чтобы научить их пользоваться техническими и научными достижениями в сельском хозяйстве. Одновременно в пансионе и учительской семинарии должны были учиться дети высших сословий общества. Они создавали союз с грамотными крестьянами и достигали больших успехов в производстве сельхозпродукции. Такая система получила известность в Европе. Александр I признал проект Симона Либа полезным. Так как утвержденный в 1784 году план развития города Ямбурга не был полностью реализован, император согласился на его изменение. В результате появился новый перспективный план Ямбурга 1818 года. Для его реализации Либу были переданы четыре корпуса прежней суконной фабрики и территория городища Ямбургской крепости. Швейцарский предприниматель, принявший российское подданство, принялся за дело. Но его фабрика тоже сгорела, а сам он разорился. Повторить успех, имевший место в период правления Екатерины Великой, у Ямбурга времен Александра I не получилось.

   В последующие годы активное промышленное развитие получила Нарва. На ее Ивангородской стороне, были построены Суконная и Льнопрядильная мануфактуры барона Александра Штиглица. Вблизи самой Нарвы появилась огромная Кренгольмская мануфактура. При этом если две первых мануфактуры находились в пределах Ямбргского уезда, то Кренгольмская – в Везенбергском уезде Эстляндии. К началу ХХ века она являлась самым крупным промышленным предприятием легкой промышленности в Российской империи и в Европе.  

Ямбургский уезд и Отечественная война 1812 года

Эта война заметно отразилась на жизни провинциального Ямбурга и его уезда. В ожидании наступления французских войск на Петербург из столицы России через Ямбургский уезд на запад двинулись пехотные и морские полки, казачьи, артиллерийские и иные части. Находившиеся на военной службе дворяне Ямбургского уезда отбыли действующую армию. Некоторые из них были назначены на высокие посты. Так, Дмитрий Резвой стал командующим артиллерией 1-й Западной армии. Практически все офицеры и генералы из Ямбургского уезда отличились в боях и были удостоены наград. Портреты нескольких из них помещены в Военной галерее Зимнего дворца.

   Оставшиеся вне армии ямбургские дворяне активно откликнулись на манифест Александра I «О сборе внутри государства Земского ополчения». На пост командующего Петербургским ополчением был выбран Михаил Кутузов. Его назначили также командующим всеми сухопутными и морскими силами в районе Петербурга. Постоянным помощником Кутузова в деле формировании корпуса ополченцев выступал ямбургский помещик Алексей Жеребцов, являвшийся предводителем дворянства Санкт-Петербургской губернии.

   Для защиты Петербурга на дальних подступах Кутузов начал строительство укреплений на западной границе Ямбургского уезда – у Нарвы. По его приказу у жителей уезда были изъяты все суда, и на реке Нарове создан «некий род флотилии». По всему уезду на строительство оборонительного рубежа собирали мастеровых людей. Ежедневно в Нарву требовалось до 400 плотников с инструментом и несколько десятков подвод для перевозки материалов.  

    23 июля 1812 года в Ямбургском уезде начался сбор местных ополченцев, основную массу которых составляли крепостные крестьяне. Они сдавались помещиками под расписку и по окончании войны должны были быть возвращены своим владельцам. В ополчение были зачислены 1965 крестьян уезда и 13 мещан города Ямбурга.

   В Петербургское ополчение вступали и ямбургские дворяне, среди которых был полковник Павел Шемиот. Он возглавил 7-ю дружину, где состояли 782 нижних чина из крестьян и мещан Ямбургского уезда и 23 офицера. Во главе 3-й дружины, где, предположительно, тоже были ямбуржцы, встал другой ямбургский дворянин – полковник Александр Дубянский. Шемиот был женат на внучке «арапа Петра Великого» Надежде Адамовне Роткирх. Через этот брак начальник 7-й дружины приходился двоюродным дядей Александру Пушкину. Дубянский был внуком духовника дочери Петра I, императрицы Елизаветы. Она и сделал его ямбургским помещиком, пожаловав земли в Керстово. Дубянский построил там церковь, превратив эту деревню в село.

   В 1813 году, во время Заграничного похода Русской армии, ямбургские ополченцы дошли до Данцига. Им довелось воевать плечом к плечу с воинами Ямбургского драгунского полка.

   Весной того же года Ямбургский уезд встречал и провожал тело фельдмаршала Кутузова. Полководец, под руководством которого армия Наполеона была изгнана из России, умер во время Заграничного похода в Германии.  Его забальзамированное тело было отправлено в Петербург через Митаву, Ригу, Нарву и Ямбург. 20 мая гроб с телом фельдмаршала был доставлен в наш город. Из Нарвы до Ямбурга местные жители несли его на руках. Здесь печальная процессия была встречена «уездным предводителем с дворянством, местными чиновниками и градским Главою с гражданами. Перед самым городом устроен был нарочно на сей случай обелиск с надписью: “Слабое приношение спасителю Отечества”. По отправлении литии на сем месте, нарвские жители сменены были ямбургскими, кои и повезли на себе гроб к собору Св. Великомученицы Екатерины при колокольном звоне; путь же пред ним усыпаем был цветами. Здесь отпета была лития, и тело покойного тем же порядком повезено за город…»

   Свою дань уважения победителю Наполеона отдали и жители селений, расположенных по дороге в Петербург. В Ополье и Чирковицах «народ выпряг лошадей и вез на себе гроб до следующих станций».

Брат, сестра и люди из малой свиты

    В том же 1813 году император Александр I снова проехал через Ямбургский уезд в Нарву. А в июне 1814 года, возвращаясь из взятого Парижа, через Нарву, Ямбург и почтовые станции Ямбургского уезда со своей свитой проследовал брат российского императора, великий князь Константин Павлович. Ввиду бездетности Александра I он являлся наследником российского престола.

   В июне 1816 года в обратном направлении через наш город проследовала сестра Александра и Константина Павловичей, великая княгиня Анна, младшая дочь Павла I. В 1810 году к ней сватался сам Наполеон, но ее мать, вдовствующая императрица Мария Федоровна, и брат Александр I отказались принять предложение французского императора, сославшись на несовершеннолетие княжны. Теперь, после окончательной победы России и ее союзников над Наполеоном, Анна Павловна держала путь в Голландию вместе со своим мужем – принцем Вильгельмом Оранским.

Летом 1825 года, возвращаясь в Петербург из Варшавы через Ревель, Александр I в очередной раз побывал в Ямбурге. Императора сопровождала совсем маленькая свита. Из важных персон в нее входили только лейб-медик Яков Виллие и начальник Главного штаба генерал-лейтенат Иван Дибич. При Николае I за успехи в войне с турками он получит звание генерала-фельдмаршала и титул «Забалканский». Для нашего очерка особо интересным является то, что в 1831 году Дибич-Забалканский станет помещиком Ямбургского уезда, получив от императора Николая I имение на берегу Финского залива с деревнями Ильеши, Урмизно и Гарколово, которое превратится в село Забалканское. После смерти фельдмаршала огромное имение будет разделено между его сестрами и их потомками. В селе Забалканском, стоящем на берегу Копорского залива, появится большой усадебный дом, построенный по проекту известного петербургского архитектора Андрея Штакеншнейдера.  Согласно завещанию Дибича, в этом доме наследники должны были «разместить инвалидов и поставить пушки». Но все это будет позже…  

В. Аристов

Яндекс.Метрика

Что будем искать? Например,Человек

Мы в социальных сетях