Пушка на пьедестале

1905-000

Трехдюймовая гаубица, возведенная на пьедестал, – памятник о гремевших здесь боях, стала одним из ярких символов Кингисеппа. Мы отмечаем 75-летие годовщины освобождения города, а эта пушка принимала непосредственное участие в боях при обороне города в августе 1941 года. Однако есть расхождения, как она появилась на пьедестале, где ее нашли? Одни говорят – в реке, другие – в лесу, третьи – на болоте. Старожил Кингисеппа В. М. Туманова сама была свидетелем ее обретения и поделилась воспоминаниями очевидцев, которые нашли, доставили и установили орудие на пьедестал.

Два бытующих заблуждения

Многие считают эту трехдюймовку ветераном еще гражданской войны, очевидно по ее внешнему виду. Сразу скажем, это заблуждение – это орудие вышло из заводских стен почти через 13 лет после окончания на Северо-Западе России гражданской войны. 122-миллиметровое гаубичное орудие (трехдюймовка) весом 425 килограммов было изготовлено в 1932 году в Тульской области на заводе «Удлиненная каморка». Как потом выяснилось, имела «круглый» заводской номер 1500. Гаубица состояла на вооружении Красной армии, а в августе 1941 года встретила врага на рубежах Кингисеппского укрепрайона, была в жарких боях, на ее щитке видны следы от пуль…

Второе бытующее заблуждение – место находки. И среди исследователей существуют мнения, что орудие было найдено в Луге, по-видимому, так решили из-за его хорошей сохранности, хотя называли и правильное место находки этого артефакта войны. Давняя жительница города Валентина Михайловна Туманова, как и некоторые другие ветераны, обратила внимание на это разночтение и предоставила нам письменные воспоминания тех людей, кто, когда и как нашел эту пушку, кто занимался ее первичной реставрацией, и где это происходило, по чьей инициативе. Тем более, что все это происходило на ее глазах: в шестидесятые годы она работала мастером Кингисеппской лесной машиномелиоративной станции и проводила работы по лесоосушению в Георгиевском лесничестве Кингисеппского лесхоза (проект № 277). А с 1970 года трудилась в ЛММС уже старшим инженером-мелиоратором. И теперь она хотела бы внести ясность в этот вопрос.

Свидетели

Зимой 1969 года ЛММС проводила мелиоративные работы по лесоосушению близ деревни Крикково, давшей название шоссе, ведущему от города к заливу – теперь это уже почти урочище. Из Крикково в Куровицы шла старая лесная дорога, пересекавшая речку Черная и местное, местами довольно топкое болото, сохранившееся, в отличие от Крикково. Места не сказать, чтобы отдаленные, но глухие.

Здесь, близ Крикково, у этой лесной дороги, на окраине болота в процессе проведения работ по уширению и углублению русла реки экскаваторщиками ЛММС была случайно обнаружена и откопана пушка, и оказывается, не только она одна.

– Все это подтвердили работники ЛММС, непосредственные свидетели события: экскаваторщик Владимир Степанович Исаев, тракторист Анатолий Николаевич Назаров – он и вытащил пушку из леса на автомобильную дорогу трактором Т-100. По распоряжению директора ЛММС Ивана Михайловича Карма пушку привезли на территорию ЛММС и отремонтировали. Ремонтировал пушку кузнец Игорь Августович Карра. Затем орудие передали городу.

Муж Валентины Михайловны – Борис Владимирович Туманов, оказывается, вел записи по этому поводу: записал «показания живых свидетелей», лично участвовавших в «поимке» и спасении орудия. Он родился в год, когда орудие приняло свои бои, и ушел из жизни недавно – в 2017 году. Однако супруга сохранила записи и передала для публикации, чтобы прояснить фрагмент истории нашего города, поскольку трехдюймовка стала символом боевой истории Кингисеппа.

Для того, чтобы читатели смогли сами убедиться в сказанном, мы приводим эти записи каждого «свидетеля» истории находки и ремонта орудия, записанные Борисом Владимировичем: вот так сохраняется живая история, даже когда уходят из жизни ее свидетели.

Трактор НАТИ, орудийная тележка и гаубица

Тракторист А. Н. Назаров: «Зимой 1969 или 1970 года я работал на экскаваторе по углублению русла речки Черная недалеко от того места, где работал экскаваторщик Виктор Федорович Суханов. Во время работы в русле речки выкопал двухколесную тележку с выдвижными ящиками, в которых находились четыре пушечных снаряда. Я эту тележку вывез трактором на место нашей рабочей стоянки. Рядом с тележкой была откопана рама трактора НАТИ и тракторные гусеницы. Их тоже притащили на стоянку. Метрах в двадцати от этого места нашли пушку, вмерзшую в торф болота. Пришлось специально подъехать к ней на экскаваторе, чтобы выкопать. Откапывал ее Виктор Суханов, при этом ковшом экскаватора задел и повредил одно колесо пушки. При осмотре мы решили, что, видимо, она была взорвана, заметно повреждена и от нее тянулся провод около пяти метров. Пушку я трактором притащил на нашу рабочую стоянку, а затем на территорию ЛММС, чтобы очистить и отремонтировать. Директор ЛММС И. М. Карма распорядился притащить ее в мастерские. Знаю, что ремонтировал пушку Игорь Карра – кузнец, вместе с ним работал электросварщик Владимир Алексеев. За эту работу они получили премию по 25 рублей. Красил пушку Николай Коробейников вместе с женой. Потом пушку грузили на трейлер и увезли на установку к Екатерининскому собору, но я в этом уже не участвовал».

«Смотреть на эту работу приходили все работники ЛММС»

Экскаваторщик В. С. Исаев, он работал в Кингисеппской ЛММС с 1966 по 1975 годы:

«Зимой 1969 года я работал на участке мелиоративных работ, недалеко от экскаватора В. Ф. Суханова. По рассказам Суханова и Назарова, я знаю, что они выкопали в болоте пушку. По распоряжению директора ЛММС И. М. Карма ее доставили на территорию мастерских ЛММС. Заведующим мастерскими был Владимир Иванович Унт. Отремонтировать и привести в порядок пушку было поручено кузнецу И. Карра и электросварщику В. Алексееву. Смотреть на эту работу приходили все работники ЛММС. Ремонтировали станину, колесо, сваривали прицепную серьгу. И.М. Карма договаривался с райкомом, где и как установить пушку как памятник. Установили ее, кажется, весной 1970 года, ко Дню Победы».

Ремонт поручили мне и электросварщику

Кузнец Игорь Августович Карра, он трудился в Кингисеппской ЛММС с 1966 по 1969 год и с 1981 по 1995 год:

«В Кингисеппской ЛММС я работал кузнецом. В конце зимы 1969 года на территорию станции с места мелиоративных работ из леса притащили пушку времен войны, выкопанную нашими экскаваторщиками. Директор ЛММС И. М. Карма отдал распоряжение начальнику мастерских Владимировичу Ивановичу Унту вычистить и отремонтировать ее, словом, привести в порядок. Ремонт поручили мне и электросварщику Владимиру Алексееву. Ремонтировать пришлось станину, она была помята, и рваные отверстия в щите. Пробовали открыть замок, но не смогли, он был испорчен и не открывался. Колесо пушки ремонтировал кто-то другой, поскольку там имелись деревянные детали, Пушку покрасили и с территории мастерских увезли на прицепе для установки уже как памятника».

…решено было взорвать, чтобы не досталась врагу

Таким образом, вырисовывается приблизительная картина того порохового августовского дня 1941 года. После тяжелых боев боевой расчет трехдюймовой гаубицы отходил на новые позиции, орудие с двухколесным прицепом со снарядами буксировал гусеничный трактор НАТИ – стандартная артиллерийская спарка. Шли тяжелые бои, с неба беспокоили частые авианалеты немцев. Куда двигался расчет: из Кингисеппа на север, чтобы выйти из возможного окружения, или наоборот, с северных позиции кингисеппского узла обороны – неясно. Но, скорее всего, решили выйти через лесную военную булыжную дорогу по направлению к Ленинграду. Судя по тому, что в тележке нашли четыре снаряда, боеприпасы еще имелись.

Однако по дороге стало понятно, что немцы перерезали путь к отступлению, а с тихоходным трактором далеко не уйти, возможно, и соляра была на исходе. Поэтому артиллерийский расчет решил взорвать свою боевую единицу, чтобы не досталась врагу. Трактором пушку, насколько смогли, затащили на болото и там оставили, а трактор подорвали, судя по наличию шнура, так как от него остались лишь рама и гусеницы, а орудие в основном уцелело, только выведен из строя замок. Немцы весьма охотно в качестве буксиров использовали захваченные советские гусеничные трактора. Сами артиллеристы с оружием продолжили отход: может, вышли, может, и нет…

Вторая реставрация и почерневшая от времени копейка, оставшаяся от первой

В 2006 году кингисеппская пушка была снята со своего постамента между рекой и собором и отправлена реставрацию в ООО НПО «Технокорд», располагавшееся на территории грузовой автобазы № 140. Как тогда рассказал директор «Технокорда» Юрий Иванович Пирожков, гаубица была в весьма скверном стоянии. Утеряно много деталей, целые конструктивные фрагменты. Вместо них сваркой наставлены заплатки, часть деталей отсутствует, болты и гайки не соответствовали родному стандарту, что бросалось в глаза. К примеру, ее заклепки и некоторые детали были выполнены на заводе из бронзы и меди. Теперь, они заменены сварочным швом, либо вообще отсутствуют. Пришлось для восстановления обращаться в петербургский музей артиллерии за консультациями и вручную выполнять утерянные фрагменты пушки.

Восстановительные работы были разделены на четыре этапа: на первом – удаление грязи и старых слоев краски пескоструйным автоматом, на втором – демонтаж, на третьем – изготовление утерянных деталей, а на четвертом сборка и покраска. Перекрашена пушка была в характерный орудийный цвет, до этого цвет краски не соответствовал оригинальному – очевидно покрасили в примерно подходящий цвет, что было на складе. Замок при реставрации был выкрашен традиционно в черный цвет. Отверстия от пуль в щитке оставили, как напоминание о боях, в которых пушка участвовала. Орудию был придан такой вид, какой был при сходе с заводской линии. Так гаубица стала уже не макетом, а музейным экспонатом.

За реконструкцию орудия «Технокорд» взялся добровольно и, как сказал Юрий Иванович, бесплатно, хотя, объем работ был большой, как и затраты. Восстановление было поручено трем лучшим мастерам под руководством бригадира Сергея Николаевича Марушина.

Работа была и сложная, но интересная. Прежде мастерам доводилось восстанавливать автоматы, пулеметы, но орудие – в первый раз. Пока осматривали гаубицу, из-под орудийного замка выпала почерневшая от времени медная советская копейка, оставшаяся на память, видимо, от первых реставраторов. В 2007 году обновленное орудие встало на новое место – на постамент в Роще памяти, где на боевом рубеже находится до сих пор.

Д. Власов

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”