Село в честь Ивана, родство свое помнящего

О селе Ивановском, с его прекрасным храмом Иоанна Богослова, знают многие. Много слышали о сражении, произошедшем здесь в середине июля 1941 года, остановившем продвижение немцев к Ленинграду, а кто-то ведает и об Ивановской ГЭС, стоящей на речке Хревице. Откуда же пошло «ивановское родство»?

Фамильная вотчина Блоков 

Ивановское – название относительно позднее. И появилось оно как название мызы – так именуют дворянские усадьбы в нашем Прибалтийском крае. А первоначальное название деревни, которая потом была преобразована в мызу и село Ивановское – Андроновщина, упоминаемое еще на шведских картах середины XVII века как русская деревня Андровщина. Эта деревня вместе с соседними – Юрки, Поречье, Среднее Село, Забелье, Пелеши, Сяглы, Большие Ветки было пожаловано Николаем I за верную и доверенную службу в 30-х годах XIX века особе, приближенной к императору – тайному советнику Александру Ивановичу Блоку. Он и поименовал царский подарок – обширное имение в Ивановское в честь своего отца – живописным местом расположения центральной усадьбы была выбрана деревня Андроновщина, тоже ставшая Ивановской.

Александр Иванович был приближен ко двору и занимал доверенную должность управляющего Собственной конторой цесаревича Николая Павловича (Николая I), а в 1826 году, после интронизации, Блок был назначен управляющим имениями императрицы Александры Федоровны, имел многие награды за беспорочную службу. А. И. Блок сразу занялся обустройством своего имения, вложив это весьма значительные средства. Только в центральной усадьбе (в Ивановском) было 25 строений каменных и деревянных, включая большой деревянный господский особняк, ныне, увы, не сохранившийся. При впадении речки Черной в живописную Хревицу, питающуюся родниками была сооружена в 1838 году большая мукомольная мельница, устроена запруда, позже превратившаяся в небольшую гидроэлектростанцию, а на берегу широкого разлива Луги устроен винокуренный и лесопильный заводы. Кстати, для рабочих Блоком были построено два семейных общежития – дома для рабочих, также имелись скотные дворы, амбары, кузница, оранжерея, торговая лавка, бани, как для господ, так и отдельно для рабочих. Словом, построен целый посёлок, а сам Александр Иванович скопил колоссальное состояние и имения не только в Ямбургском, но в соседнем Гдовской уезде и Псковской губернии, также имел доходные и иные дома в Петербурге.

По завещанию, составленным тайным советником А. И. Блоком 1848 году, все обширное наследство отходило четверым сыновьям, четырем дочерям и было поделено между ними. Один из сыновей – Лев Александрович стал родным дедом знаменитого поэта Александра Блока, он унаследовал имение Преображенское в Гдовском уезде. Константин Александрович, он выбрал военную службу, отошли Зимитицы и Хревицы (ныне Волосовский район), Николаю – село Кочнево в Псковской губернии, дочерям деньги, дома в Петербурге и дача на Петергофской дороге. А имение Ивановское унаследовал, согласно своему имени, штабс-капитан Иван Александрович Блок. Но через два года он умер, и все состояние перешло к его дочери Наталье, первым ее супругом стал Александр Таптыков, вторым мужем стал тайный советник Ф. К. Гирс – ее дети – Таптыковы Иван, Сергей и Ольга впоследствии унаследовали центральное родовое Ивановское имение, бывшую Андровщину.

Храм Иоанна Богослова продолжила название имения

В конце XIX века имении появилась школа, кирпичный завод. Неподалеку вырос поселок эстонцев-арендаторов, переехавших сюда из Эстляндии на рубеже XIX и ХХ веков, когда эстонским крестьянам правительство России предложило земли в Петербургской, Новгородской и Псковской губерниях. Двумя участками земли мызы Ивановской владело фамильное «Товарищество бумагоделательной Ивановской фабрики И. А Таптыкова и О. И. Блок», фабрики, возведённой в 1895 году.

В 1901 году Наталья Ивановна Гирс, поскольку появился свой кирпичный завод, начала строительство большого красивого пятиглавого храма – церкви Иоанна Богослова. Название было связано с именем апостола Иоанна, имя Иван (Иоанн) было традиционно в роду Блоков. Церковь возводилась четыре года по проекту известного архитектора В. А. Косякова в старорусском московском стиле шатрово-купольных храмов, богато разукрашенного изразцами лепными узорами, шатровой колокольней, куполами-луковками, килевидными наличниками над окнами, балюстрадой, формой прилегающих колонок. Расчеты сводов делал инженер-архитектор П. П. Трифонов. По его проектам зодчего Косякова было построены храмы в Киево-Печерское подворье на Васильевском острове, Богоявленский храм на Гутуевском острове. Одновременно в Кронштадте возводился с его участием величественный Морской собор, в столице – церковь Николая Чудотворца, в Астрахани – Владимирский собор и храм св. мученицы Царицы Александры при Путиловском заводе. Ивановский храм был освящён в 1909 году.

Первые годы в храме служили священники из ястребинского храма, поскольку церковь считалась усадебный, и была приписана к Ястребинскому приходу. Когда число прихожан заметно прибавилось, в 1911 году приход получил самостоятельность и сюда приехал священник Павел Дмитровский. В 1898 году его рукоположили в иереи, и он служил в Петербургской епархии, затем принял приход в церкви Иоанна Богослова, а когда через три с лишним года началась Первая мировая война, он был направлен в действующую армию полковым священником. После революции отец Павел попал в получившую независимость Эстонию, служил в Нарве, а в октябре 1937 году был хиротонисан в епископа Нарвского. С 1945 года его назначили архиепископом Таллинским и Эстонским.

С 1916 года настоятелем храма стал взамен ушедшего на фронт отца Павла о. Николай Чернов, будущий новомученик. Последним настоятелем храма в селе Ивановском стал иеромонах Андроник, его арестовали в январе 1931 года и расстреляли в Каргополе, куда он был сослан. Случайно ли, но последний священник ивановского храма носил первоначальное имя этой старинной русской деревни – Анроновщина. В мире ничего случайного не бывает, а сама Богословская церковь была закрыта в 1936 году.

В советское время храм использовали под ремонтную мастерскую и склад, в самом начале Великой Отечественной войны на колокольне находился наблюдательный пункт за авиацией противника, а расчет возглавлял будущий краевед Д. И. Смольский. Солдаты расчета с колокольни сделали и первые выстрелы при прорыве сюда немецких танков и мотострелков, занявших село. Колокольня во время боёв была разрушена.

В 2001 году храм был передан православной общине, действует он с 2004 года. Сейчас церковь Иоанна Богослова восстанавливается.

Ивановская ГЭС

Но отмотаем ленту времени назад, в предреволюционное время. Ещё в 1906 году в селе Ивановском на Хревице была построена плотина, энергия воды которой использовалась для нужд мануфактуры Блоков для привода машин чесального производства. Высота плотины составляет 14 метров. Затем здесь была построена гидроэлектростанция. Ее мощность доходила до 500 кВт, работала она до 1974 года. Первая очередь Ивановской ГЭС вновь была запущена в 1996 году, через три года была запущена вторая очередь. Ныне суммарная ее мощность составляет 60 кВт. В здании ГЭС расположено два пропеллерных гидроагрегата, гидроэлектростанция работала в интересах Лужского рыбзавода. К сожалению, станция работает не на полную мощность, её агрегаты нуждаются в ремонте и замене, но у владельцев нет средств. Запруда на Хревице, образованная плотиной, летом используется для купания.

Довоенная дорога проходила чуть выше современной, у впадения Хревицы в Лугу. В километрах четырёх ниже современного моста есть исторический граничный камень, на нем выбиты знаки, отмечавшие границу времен шведского владычества. Однако попасть к нему можно по реке и при малой воде по колено, поскольку он довольно далеко от берега.

С пешеходного мостика через реку можно увидеть небольшие обрывчики, сложенные из красного песчаника. В районе Ивановского на Хревице есть уникальные многоцветные девонские обнажения, как писали. Однако этими обнажениями можно было открыто любоваться до создания запруды, сейчас эти красоты затоплены.

«Бранденбург» на Луге и Хревице

Революция пришла в село Ивановское в 1917 году. Поскольку в барском имении имелся рабочий класс, быстро был создан сельсовет, вошедший в состав Среднесельского сельсовета Ямбургского уезда. С августа 1927 года – в составе Кингисеппского района Ястребинской волости. Перед войной сюда входило 13 деревень, 221 хозяйство и восемь колхозов.

Но война разрушила и хозяйства, и хозяйственные планы села Ивановского. Война пришла сюда с юга первым валом в Кингисеппском районе, хотя ее ждали с запада на Нарове и Прилужье, где располагался 21-й Кингисеппский укрепрайон. 12 июля 41-й моторизованный корпус 4-й немецкой танковой группы прорвался вдоль Ленинградского шоссе к городу Луге, но был остановлен. Тогда немецкое командование решило изменить направление главного удара, нацелив его на Кингисепп. Скрытно, по проселочным и лесным дорогам немецкие танковые и моторизованные части маршем обошли нашу группировку войск в районе города Луга и в 25 км от Кингисеппа достигли реки Луга.

14 июля передовой отряд немецких войск захватил плацдарм на правом берегу реки в районе Ивановское. Это произошло и потому, что немцы заранее позаботились о переправе для своей техники. Перед этим 13 июля на мосту у Ивановского высадились на двух грузовиках оборотни немецкого спецназа из отборного диверсионного полка «Барденбург-800», переодетые в советскую форму и прекрасно владеющие русским языком, многие из диверсантов в самом деле были русскими, воевавшими на стороне Гитлера и прошедшими спецподготовку в Потсдаме еще до начала войны. Диверсантами в Ивановском командовал уроженец Петербурга прибалтийский немец, штурмфюрер СС (лейтенант) барон Адриан фон Фелькерзам. Он происходил из рода русских военных: его прадед генерал Русской армии, а его дед – контр-адмирал Д. Г. Фелькерзам, командир 2-го броненосного отряда кораблей, ушедший на дно в Цусимском сражении вместе со своим флагманом – броненосцем «Ослябя».

По восемь раз за день красноармейцы поднимались в атаку

14 июля сюда же прибыли главком Северо-Западного направления К. Е. Ворошилов и командующий Северным фронтом генерал-лейтенант М. М. Попов. В бой, чтобы закрыть брешь в обороне была срочно брошена 2-я дивизия ЛАНО из добровольцев, необстрелянная, неподготовленная, неважно вооруженная: были танки, но почти не было пушек, были винтовки, но мало патронов: винтовки пяти систем, причём зарубежных, патроны к ним не подходили. Ополченцы 2-й дивизии дивизия народного ополчения, танковый батальон при поддержке авиации и кировские курсанты с ходу контратаковали немцев на захваченном им плацдарме, потеснили врага, но отбросить его за реку не смогли. Завязались кровопролитные бои. Более 80 процентов личного состава дивизии полегли на одном большом поле между Средним Селом и Ивановским, а затем в направлении Большого Сабска, где немцы пытались прорваться. Красноармейцы поднимались в атаки по восемь раз за день, многие так и оставались лежать, но смогли задержать немцев, которые надеялись через несколько дней быть в Ленинграде. Гитлеровцы под Ивановском были приостановлены и город на Неве получил передышку, чтобы подготовиться и создать оборонительный пояс, правда, большой ценой.

Село Ивановское была освобождено от немецких оккупантов 31 января 1944 года. С 1954 года поселок входит в состав Пустомержского сельсовета, население то уменьшалось, то прибывало, на 2017 год здесь проживало более ста человек. Кстати, уроженец села Ивановского стал Герой Советского Союза И. Н. Плешев (1904-1968), судя по фамилии, его предки происходили из вошедшую в XIX веке в обширное дворянское имение Ивановское деревни Пелеши. Ивану Николаевичу сейчас в селе установлен мемориал, восстанавливается храм, люди помнят свою историю – в селе Ивановском проживают «Иваны», помнящие свое родство.