«Сначала учился играть на гитаре, и, как говорится «с рук», что-то запоминал вприглядку, что-то брат объяснял»

1809-080Ярким концертом ансамбля русских народных инструментов «Россияне» отметил в конце мая свой 60-летний юбилей заслуженный работник культуры РФ, великолепный и талантливый музыкант, педагог Кингисеппской школы искусств Сергей Михайлович Пискарев.

Первый выпуск его учеников состоялся в 1997 году. Руководит оркестром супруга Сергея Михайловича, также заслуженный работник культуры Российской Федерации Фаина Юрьевна. Кроме того, 25 февраля этого года Сергей Михайлович и Фаина Юрьевна отметили 35-летие своего супружеского союза. Встретиться с юбиляром сразу не получилось: гастрольная поездка в Эстонию в Нарву на «Пушкинские чтения», сдача выпускниками экзаменов по классу своих инструментов, да и просто житейские заботы. Как только появилось свободное время, мы вдоволь побеседовали о жизни и творчестве.

Сергей Михайлович, какие произведения исполнялись на концерте?

– Разумеется, я свои предпочтения изложил супруге. Вместе с тем, поскольку в оркестре «Россияне» играют дети, воспитанники школы искусств, то мы с Фаиной Юрьевной старались подобрать произведения, которые им по силам. Открыли концерт мы довольно сложным произведением, пьесой Тартини-Крейслер «Вариации на тему Корелли». Это классика, которая всегда сложна, тем более для народных инструментов. Они богатейшие по звучанию, но не все на них можно и нужно исполнять. Хотя времени для репетиций было мало, многие из наших воспитанников готовились к выпускным экзаменам, но отыграли мы достойно. Был найден компромисс и сточки зрения инструментовки, музыкального переложения для тех или иных групп исполнителей. Задача была показать, что мы не «лаптем щи хлебаем», а можем на простых народных, подчеркиваю, инструментах исполнять классику. А далее пошли наработанные произведения, которые мы играли последние годы, Александр Шалов, Василий Андреев. На закрытие исполнялся «Чардаш» Монти, который мы играли в две балалайки с одним из моих учителей, а другой дирижировал.

Давайте их назовем, чтобы и читатель понимал уровень вашего профессионализма, и вашим учителям будет приятно…

– Я окончил помимо школы музыкальное училище по классу балалайки в Калуге, где моим преподавателем был заслуженный артист России, лауреат ряда государственных премий, почетный гражданин Калуги Владимир Сергеевич Иванов. Высшее музыкальное образование получил в Московском институте культуры, где моим преподавателем был профессор Владимир Давидович Глейхман. Он, кстати, у нас бывает ежегодно, я со своей стороны стараюсь поддерживать отношения с обоими педагогами, и мне приятно, что они нашли возможность приехать и совместно выступить на юбилейном концерте. Владимир Давидович, напомню, у нас постоянный гость на фестивале А. Б. Шалова, где-то с 2001 года, когда не стало Александра Борисовича. Он не только выступает, но и проводит мастер-классы для педагогов, учеников школы.

Сергей Михайлович, а ваш любимый репертуар?

– С точки зрения игры на балалайке кингисеппцы знают меня больше как балалаечника, это русская народная песня, обработки народных песен и мелодий Александра Шалова, основателя ленинградской школы народных инструментов, заслуженного деятеля искусств, обработки Веры Городовской. В их обработке на юбилейном концерте, как раз и прозвучали произведения «Кольцо души» и «Калинка». Русская народная песня – вот мой любимый репертуар, для чего, в общем-то, великим Василием Андреевым балалаечка была взята из народа, обласкана, доведена до совершенства. Как однажды сказал Василию Андрееву его друг Федор Шаляпин: ты согрел возле своего сердца сиротинку балалайку, и благодаря твоей доброте она превратилась в настоящую красавицу. По-моему, лучше не скажешь.

О музыкальных истоках

Любовь к музыке появилась как-то сама собой. В семье Пискаревых родители были музыкальные, отец играл на гармошке, мама была лучшей певуньей. Сами они музыкального образования не имели, но постарались дать его детям: дочери Любе, в настоящее время хоровому дирижеру в Медыни и сыновьям Алексею и Сергею. От папы сыновья обучились игре на этом инструменте. Старший брат Алексей Михайлович поступил в музыкальном училище и стал первым педагогом для младшего брата в обучении игры на гитаре.

– Учился играть на гитаре, как говорится «с рук», что-то запоминал вприглядку, что-то брат объяснял. У Алексея уже тогда была первая гитара, которую он сделал сам, был усилитель с колонками. Так что первым педагогом в этом был он, за что я его благодарю. В нашем городе Медыни были летние танцы, и когда Алексей приезжал, то мы ходили на танцплощадку. В те времена, когда переносных магнитофонов не было, трудно себе представить вечернюю прогулку без музыкального инструмента. А самой популярной была гитара. И как сейчас помню, я иду после танцев с гитарой, за мной человек полсотни, парни с девушками, парочками в основном, и мы с песнями гуляем почти до утра, уходим за Медынь.

А что пели?

– Добрые светлые песни о любви и дружбе, которые исполняли Валерий Ободзинский, «Поющие гитары», «Синяя птица», «Веселые ребята». Тогда я начал писать и свои песни, ребятам они тоже нравились, их тоже пел.

Кроме баяна, гармошки, гитары и балалайки Сергей Михайлович также играет на фортепиано. В музыкальном училище общий курс фортепиано был обязательным. В настоящее время, когда на уроке надо подыграть ученику на фортепиано, Сергей Михайлович садится за инструмент сам, хоть в школе есть и концертмейстер. Просто в данный момент он может быть занят с другим учеником.

Завершая музыкально-концертную тему, надо сказать, что юбилейный концерт получился теплым семейным праздником, поскольку пришли и приехали друзья, родные и близкие. Из родного города Медынь приехала сестра Любовь, из Краснодара приехала старшая дочь, завотделом народных инструментов и преподаватель школы искусств по классу балалайки, Мария Черкасова. С младшей Анастасией, которая живет в Ленинградской области, старший преподаватель государственной консерватории Петербурга, они также исполнили сольные партии в оркестре.

– Анастасия у нас солистка Государственного академического народного оркестра имени Василия Андреева, – с гордостью добавил Сергей Михайлович. – Как вы, наверное, знаете Мария и Анастасия мои ученицы. Из Голландии планировала приехать еще одна, которой горжусь не меньше – Наталья Шевченко, уже обговаривали, что будем играть, но в последний момент планы поменялись. Наталья в третий раз стала мамой, сами понимаете, не до того, но она прислала видеопоздравление, которое мне передали ее родители Галина Ивановна и Александр Иванович. Они тоже были к нашей радости на концерте и после него. Рад, что приехала Аня Павлова, тоже одна из моих известных учениц, училась по классу домры, а солировала на гуслях звончатых.

Сергей Михайлович, невольно, вы сами перекинули мостик к продолжению разговора уже о семейной жизни. Как познакомились, почему влюбились именно в Фаину Юрьевну?

– Спасибо за правильный вопрос. Иногда спрашивают: за что вы полюбили. Да ни за что. Я всегда всем говорю, что любят не за что-то, а потому что. Потому что есть такой прекрасный светлый человек, которого я увидел, познакомился, а потом понял и принял решение, что проживу с Фаиной Юрьевной всю жизнь, буду ответственным, хорошим мужем и заботливым отцом. Дедушкой, прадедушкой – тут как Бог даст. О знакомстве расскажу словами супруги, как излагает она: когда бы ни пошла в институт, рано утром или поздно вечером, в переходе к отделу народных инструментов, после фойе института, а там у нас было несколько этажей, сидит один и тот же парень и наяривает на балалайке. Это была Москва, Институт культуры, где училась и Фаина. Я действительно нашел себе такой уголок. Садился на стульчик и учил какое-нибудь произведение. Благо, никто не гонял, не задавал вопросов, вроде: а вы тут чего? Понятно, мир музыкантов. Мы познакомились сразу. Мыслей у нее о замужестве, и у меня о женитьбе не было. Сначала – учеба, образование. К тому же я с первого курса был приглашен в то время в известный московский ансамбль «Балалайка». Ансамбль обслуживал правительство. Было три направления поезда ЦК ВЛКСМ, одно из них – строительство газопровода Уренгой – Помары – Ужгород. Вот на двух направлениях, в том числе газопровод, я поработал с этим ансамблем. Мы ездили также в Венгрию на праздник 60-летия СССР. Самолетом, спецрейсом прилетали, выступали. Понятно, кроме нас там были звезды советской эстрады, например, некогда забытый Евгений Мартынов. То есть были свои бонусы. Ну и, конечно же, выступления в Колонном зале Дома союзов, концертном зале «Россия», записи на телевидении. Тогда была такая важная передача музыкальный киоск, которую вела Элеонора Беляева. Мы там снимались дважды, на всесоюзной фирме «Мелодия» был записан наш диск-гигант, когда я имел честь солировать на звончатых гуслях. Жаль, что тогда не было таких видеокамер, чтобы была память. Но пластинка сохранена в семейном архиве.

Вернемся к Фаине Юрьевне, как долго продолжался конфетно-букетный период?

– А его не было. Отношения сложились уважительно-дружеские, добрые, светлые. Это были отношения взаимопонимания, взаимопомощи, что в нынешнее время, между молодыми людьми, юношей и девушкой, ничем не связанными – большая редкость. Вздохов на скамейке и робких попыток поцелуя тоже не было. Вместе с тем, я понимал, что нравлюсь, так, без замаха на более глубокие чувства. Сигналы о симпатии были выражены. Поэтому, когда мне исполнилось 25 лет, я понял, что без Фаиночки, далее, себя не мыслю, я принял твердое мужское решение – сделать ей предложение. Она тогда жила в общежитии института, я с другом снимал комнату на Сходне – за Москвой. В общем, я понял, что холостяцкая жизнь не для меня и отправился делать предложение, которое, как вы понимаете было принято.

Как выглядел ваш визит?

– В шесть утра, извините, принял «для храбрости» и отправился к общежитию. Кричу, Феня, Феня! Она открыла окно: Сережа, что случилось?

– Феня. Выходи за меня замуж!!! Вся общага смотрела в окна, не знаю, какие были эмоции у наблюдавших, но она согласилась. Я сразу же повез ее в Медынь знакомить со своими родителями, настоял, чтобы поехали с той же целью к её родителям, в Горьковскую тогда область, чтобы было все честно и порядочно. В феврале мы поженились.

В семье по житейским вопросам вы, так же, как и тогда принимаете волевые мужские решения?

– Нет. Я уже не один, у меня есть прекрасная супруга, у которой, кстати, свой взгляд на ситуацию. Поэтому, как сложилось у нас еще до свадьбы, я говорил, что наши взаимоотношения были взаимопонимание и взаимопомощь, все обсуждается на семейном совете. Порой через фортиссимо и репризы, но приходим к консенсусу. Например, решение построить дачу или нет – подсказали дети в конечном итоге. До этого я был против, исходя из житейского опыта в родительском доме до переезда в Кингисеппский район. Так вот, мы были в гостях у хороших приятелей. На скромной даче. Девочки с удовольствием там бегали, играли: папа, смотри какая лужайка, папа, смотри, какая лесенка… Папу прошило как из пулемета. На следующий день мы с Фаиной Юрьевной посоветовались, и стал я строить небольшую дачку. На тот момент мы уже из поселка Кингисеппский перебрались в город. Но вот опять пришлось обращаться в волость, нам выделили пресловутых шесть соток. Дачка была построена.

Любимое семейное блюдо, которое едите сами и угощаете друзей?

– Готовить мы с супругой умеем и любим, неважно, кто готовит, тот, кто не занят. Так сложилось, что это мясо с картошкой и грибами в глиняных горшочках. Когда у нас были в гостях, кстати, на даче, «Терем-квартет» или Александр Борисович Шалов, для них мы готовили это блюдо, так чтобы со свежей зеленью, помидоркой. Шло на «ура»!

– Последний вопрос. На одном из фестивалей имени Шалова обратил внимание, как дирижирует оркестром Фаина Юрьевна. Как мне показалось, работает все тело, от наклона корпуса, до взгляда: кивок головы. Движение локтя, я не говорю уже о руках и дирижерской палочке. Так все дирижеры работают?

– Дирижер – это особый талант. Не лукавя, скажу, что Фаина Юрьевна им обладает и оттачивает до сих пор, поскольку нет предела совершенству. Управлять сложным организмом, как оркестр, не важно, народных инструментов или симфонический, учатся и совершенствуются постоянно. Первое – одни оркестранты уходят, приходят новые. Даже на примере «Россиян». Ротация в юном возрасте идет постоянно. Те, кто приходит. Должны не столько видеть, сколько чувствовать дирижера. Дирижерство и руководство оркестром это трудоемкая, кропотливая работа. Она начиналась с нуля, с работы каждым ребенком, потом с группами. Создать единый организм – оркестр дорогого стоит. Мы существуем уже 27 лет все это благодаря усилиям Фаины Юрьевны. Кстати, по возрастной градации у нас было три оркестра: «Ладошки», самый юный, «Ладушки»- постарше и «Россияне». Пройдя определенный уровень подготовки, дети из младших составов переходили в более старший. И действительно, вы правильно заметили, что дирижер работает все телом, показывая вступление того или иного инструмента, музыкальный акцент, либо паузу. Оркестранты должны все это не только видеть в нотах, но и чувствовать, понимать дирижера.

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”