В каком небольшом городе еще есть улица Театральная?

1912-038

Приближается Международный день театра, который отмечается 27 марта, кроме того, этот год объявлен Годом театра. В Кингисеппской центральной библиотеке состоялось его открытие – семинар «Страницы театральной истории», где шел интересный разговор о прошлом народного театра Ямбурга и Кингисеппа.

Семь скоморохов на одного кузнеца, шорника и пекаря

Эту театральную встречу открыла директор библиотеки Е. С. Васильева, она подчеркнула, что и нашему городу, если говорить о театре, есть чем гордиться. Здесь был театр еще до революции, а затем многие десятилетия действовал кингисеппский Народный театр, а в наше время и кукольный – Театр юного зрителя.

Заслуженный работник культуры России, в прошлом руководитель Народного театра и директор ГДК, человек, возглавляющий до недавнего времени кингисеппскую культуру А. А. Тихомиров рассказал много интересного об истории развития театра. Его натурально театральное выступление стало знаковым на «Страницах театральной истории».

– Наши театральные истоки уходят вглубь веков: в брошюре А. Ефимова «Кингисепп» (1972) я прочитал, что в Ямгороде – крепости Ям с посадом в Средневековье по сведениям Адама Олеария (первая треть XVII века) был кузнец, шорник, пекарь и целых семь скоморохов образно говоря, целая театральная труппа. Невероятно.

Скоморохи на Руси – предтеча русского театра, почему в Яме их было столько, сейчас можно только предполагать. Вероятно, во-первых, скоморохи на Руси все же были в Средневековье до запрета скоморошества царем Алексеем Михайловичем стационарным актерским цехом, в соседней Нарве в Ливонии были иные традиции – преимущественно бродячие средневековые театры и цирки, как в Европе, а у нарвитян была потребность видеть представления не от случая к случаю. К тому же, скоморохи выполняли попутно функции разведчиков, хотя Ингерманландия тогда и находилась под дланью шведской короны, но кто знает – может быть, в Яме сидел наш «резидент».

Кроме того, в России позже действовали церковные театры, в противовес скоморохам, ставившие библейские спектакли и вертепы. Впоследствии была популярна такая форма как школьные и гимназические театры. Все они выполняли свою воспитательную роль. Наконец, в городах существовала и третья театральная форма – такая, как домашние театры. К примеру, В. Пикуль в сборнике «На задворках великой империи» писал о такой практике в Ямбургском уезде, в частности, где шла речь о посещении героем повествования – князем Мышецким Марингофа (Кошкино) – усадьбы помещика генерала Д. М. Резвого. В самом Ямбурге был известен домашний театр доктора Баньковского, где ставились небольшие любительские пьесы  в его богатом доме на улице Таможенной. Актерами в таких театрах часто выступала местная молодежь, а также офицерские жены, их в небольшом городе было предостаточно, так здесь квартировал пехотный полк. Кстати, улица Таможенная – место встреч, которое изменить было нельзя, подобно фильму «Безымянная звезда»: когда в небольшом румынском городке на вокзале к проходу бухарестского экспресса сбиралась элита из горожан, в первую очередь дамы поглазеть на мимолетный столичный луч света, проносившийся мимо городка. Так и в Ямбурге на улице Таможенной у ямбургского железнодорожного вокзала собиралась мещанская знать встречать поезд, идущий из Петербурга в Ревель и Ригу. Здесь он делал короткую остановку, дабы пассажиры могли перекусить в отменном вокзальном буфете или купить нечто съестное в дорогу на платформе, а местные модницы поглощали глазами последние столичные фасоны.

А в 1905 году в Ямбурге был открыт Народный дом (ныне Дом детского творчества), на ступенчатой сцене которого шли спектакли и давались представления. А в 1939 году рядом был торжественно открыт шикарный по тем временам Дом культуры (РДК-ГДК). Это говорит о тяге в городе к театральной стороне жизни. А в каком небольшом городе, таком как Ямбург-Кингисепп, могла появиться целая Театральная улица? – спросил Анатолий Тихомиров. – Назовите.

Яркое возрождение народного театра на пепле после войны

Именно в Кингисеппе в период оккупации возникло «театральное подполье». Театральную труппу тогда возглавляли Владимир Иванов и Ефим Годкевич. Даже в это время здесь шли спектакли из русской классики на сцене в ямбургской гимназии – ныне здание музея и на сцене Народного дома. Некоторые актеры были связаны с подпольем: они ездили по районам, находившихся в немецкой оккупации со своими выступлениями и попутно собирали сведения о частях вермахта и укреплениях. В поселке Оредеж Лужского района Годкевич был арестован и расстрелян, задержаны и другие актеры, прошедшие через допросы, а театральная труппа разогнана.

А сразу после Победы, когда в город вернулись фронтовики, жители из эвакуации наблюдался невероятный подъем театральной жизни. Люди, пережив трагедии, несмотря на жизнь, полную лишений и потерь, устремились к сцене.

– И это было заметно не только в Кингисеппе, но и по району. К примеру, в Котельской волости любительской труппой был поставлено «Горе, от ума», а в Керстово в 1947 году прошел смотр самодеятельности. И это при том, что кругом после освобождения многое лежало в разрухе. Философ Дени Дидро в трактате «Парадокс об актере» высказал мысль, что актер живет, страдает, умирает на сцене, но получает духовное удовлетворение. Происходит катарсис – духовное и душевное очищение и у актеров и у зрителя – возникает такое духовное единение.

Театр в Народном доме – Доме культуры возглавила А. В. Струпович, которая ставила множество спектаклей, сформировала замечательную театральную труппу. Затем она возглавила возвращенное к жизни здание большого Районного дома культуры (впоследствии ГДК). Как вспоминает Анатолий Александрович, он видел ее в 60-х годах: она была очень интеллигентная, красивая дама, всегда в модном платье, с сумочкой на каблуках и вырастила плеяду талантливых актеров Народного театра: В. П. Пикалева, И. Н. Городецкую, О. П. Баринова, В. И. Иванова и ряд других. Они составили костяк кингисеппского народного театра, занимались просветительской деятельностью и великолепно играли. Это был настоящий народный театр.

С Высоцким на сцене

В 1965 году приехал профессиональный актер и театральный режиссер П. А. Высоцкий – видный, фактурный мужчина, со шармом, характером и сложной судьбой. Он успел окончить первый курс Ленинградского театрального института, как началась война, он сразу ушел добровольцем на фронт, где получил серьезную контузию и частично потерял слух. После Победы, вернулся в Ленинград, но в дальнейшей учебе ему было по этой причине отказано. Павел Артемьевич был вынужден ездить по периферийным театрам, одно время работал в Новгороде, у него открылось влечение к театральной режиссуре, к постановкам спектаклей.

– Но поскольку он обладал неуживчивым характером, отношения с руководством у него не ладились, – вспоминает Анатолий Александрович. – В Кингисеппе он задержался дольше, чем где-либо – почти 15 лет – до 1979 года. Он был человек большого таланта как актер и как режиссер, тяготел к монументальным постановкам – сразу стал ставить большие драматургические произведения, пьесы. Я усвоил и его школу – пришел в театр подростком в 1969 году, да так и остался здесь на всю жизнь, а Павел Артемьевич как раз тогда стал режиссером театра.

«С легким паром» – на кингисеппской сцене эта пьеса пошла даже раньше, чем появился культовый фильм Эльдара Рязанова

На сцене шли замечательные постановки: «По ту сторону стены», «Приговор», «Где твой брат Авель?», «Александр Невский», «Три смерти Альфреда Герцога», «С легким паром» – на кингисеппской сцене эта пьеса пошла даже раньше, чем появился культовый фильм Эльдара Рязанова. Высоцкий проявил склонность к большим форматам, так был поставлен костюмированный спектакль «Борис Годунов», который многосерийным фильмом сегодня идет на наших экранах, горожане увидели другие постановки. Однако потом у Высоцкого возникли разногласия с руководством, и он в 1971 году ушел в ДК химиков, где также продолжил режиссерскую работу.

Позже в РДК приехал другой профессиональный режиссер Борис Можаев

– Театральная труппа при Высоцком насчитывала 60 человек, конечно, играющих роли актеров было не больше десятка, остальные участвовали в массовых сценах, но постановки шли грандиозные. В Минске были заказаны шикарные театральные костюмы, их используют в Народном театре до сих пор. Хотел бы отдельно отметить громадную роль директора РДК с 1972 года Н. Ф. Рябовой – это целая эпоха культуры.

В РДК приехал другой профессиональный режиссер Борис Можаев. Дабы восполнить труппу, он пригласил играть «химиков», они жили напротив РДК – в общежитии «Восход» (ныне таможня). Среди них было много ребят из Ленинграда, обладающих недюжинным актерским дарованием, отбывавших срок, правда, отбыв срок, одни уезжали, набирали других. Однако спектакли ставились чудные.

– Но у Бориса был один недостаток, характерный для многих одаренных людей – он выпивал. А Высоцкий в 1979 году тоже уехал из Кингисеппа – его пригласили на работу в Ставропольский край. Я учился на третьем курсе Московского института театрального искусства им. А.В. Луначарского и мне предложили возглавить Народный театр. Я согласился, однако поменял формат постановок: ушел от масштабных постановок к камерным, труппа уменьшилась до 20-25 человек, но все были играющие актеры. Я продолжил театральные традиции А. Струпович и П. Высоцкого, надо добавить: театр поддерживало наше городское руководство.

Быть актером – это неуловимое ощущение своей избранности

Выходить на сцену, входить в роль, дышать этой атмосферой вместе со зрителем единим воздухом, чувствовать общность со зрителем. Актеры – люди, одержимые игрой на сцене.

– Однако бывший директор городского Дома культуры Н. Ф. Рябова неожиданно ушла на пенсию и мне сказали, что директором ГДК должен стать я. Я бы никогда не согласился на административную должность, однако в то время появился в городе замечательный режиссер из Эстонии – Ю. Я. Шишкин, и я был счастлив, что он возглавил кингисеппский Народный театр.

Это были перестроечные 1992-1993 годы, Юрий Яковлевич обновил репертуар, поменял формат и привлек много молодежи. Именно тогда пришла в Народный театр 17-летняя актриса Ольга Абдулхалимова.

Кукольный театр юного зрителя

– Начинала в Народном театре, – продолжает дальше Ольга Геннадьевна. – Потом Ю. Я. Шишкин предложил учредить кукольный театр для детей, мэр Кингисеппа М.Б. Корнеев пошел навстречу и был создан коллектив театра юного зрителя: режиссер – Шишкин, художник и три актерские ставки. Вместе мы поставили 10 спектаклей, которые многократно ставились. Но в 2011 году Юрий Яковлевич заболел, а потом ушел из жизни. Театр взяла в свои руки я. И ему было присвоено имя создателя. Сейчас у нас уже 20 спектаклей и мы приглашаем маленьких кингисеппцев и из родителей на наши спектакли, которые идут в ГДК каждое воскресенье с 11.00 и в 12.30.

Но почему Ю. Я. Шишкин решил создать в Кингисеппе именно театр юного зрителя?

Ольга Абдулхалимова рассказала, что режиссер объехал много городов СССР, очень много работал, но приехал в наш город духовно надломленным человеком, так как пережил предательство актеров в созданным им драматическом театре в Кохтла-Ярве и в Кингисеппе у него несколько опустились руки. Он больше не хотел погружаться в драматургию и мечтал создать театр для детей, что и осуществил.

Куклы – пластичный материал и с их помощью на сцене можно решать много задач меньшим количеством людей и ресурсов, а маленький зритель остается благодарным. Ольга Абдулхалимова продолжила дело учителя и даже расширила его: она сумела организовать в Кингисеппе Международный театральный фестиваль с привлечением театров из Москвы, Петербурга, Эстонии, Беларуси, которые с успехом проводятся, набирая обороты.

Сценическая жизнь Кингисеппа – Народного театра и Театра юного зрителя – вступает в стадию следующего театрального дыхания.