В пять лет я сказала родителям: «Хочу заниматься красивым спортом»

Художественная гимнастика – не самый простой вид спорта. Для получения результата нужно разностороннее развитие спортивных навыков, достигаемое упорными занятиями. Также очень высоки требования и к квалификации тренера. Как правило, спортсменки, имеющие заметные достижения, с самого начала карьеры проходят обучение в специализированных спортшколах-интернатах, которых нет в небольшом Ивангороде. Но в местном Центре спорта уже долгое время успешно тренирует поколения юных спортсменок Ю. В. Розыченкова, чей профессионализм и любовь к своему делу открывают ее воспитанницам дорогу к спортивным высотам.

Юлия Валентиновна рассказала о тренерском пути, о воспитанницах и их достижениях, и о том, с какими трудностями иногда приходится сталкиваться, работая тренером в небольшом приграничном городе.

 Наверное, заниматься гимнастикой – это большие нагрузки?

– Да. Это, я бы сказала, сложнокоординированный вид спорта, который, кроме всего прочего, включает в себя и основы классического танца, и историко-бытовой танец, и современный. Девчонки должны быть очень ловкими и координированными, чтобы ловить предметы – ленты, булавы нужно выкинуть, как у нас говорят, «без зрительного контроля», затем поймать, а в то время, пока предмет находится в воздухе, еще нужно сделать несколько вращений или даже пируэтов. Это все нужно четко отрабатывать, выполнять точно, без потерь. И в то же время это очень красивый вид спорта. Если, как говорят, «легкая атлетика – королева спорта», то художественная гимнастика, пожалуй, самый красивый и самый женственный вид.

Как Вы сами пришли в спорт?

– Родилась и выросла я в Симферополе. Это большой город, столица Крыма, и конечно, там есть специализированные спортивные школы, много спортзалов, секций. Еще в пять лет я сказала родителям: «Хочу заниматься таким видом спорта, где делают шпагат, где поднимают ноги, где красиво двигаются». Ну, а они отвели меня в спортивную школу. Начало было не очень гладким – в первый раз я не прошла отбор. Нам сказали: «Девочка по фактуре не подойдет». Ладно, думаю, не подойдет, но мне все равно же хочется заниматься…  А при спортшколе была дополнительная секция художественной гимнастики, и вот туда я и пошла – и сразу тренеру очень понравилась. Она во мне разглядела талант и сказала: «Как можно было такую девочку не взять?» Сама она была воспитанницей той же спортшколы. Поработала со мной, потом отвела меня туда уже подготовленной, и вот тогда меня приняли. И даже очень удивлялись, как так случилось, что я до этого не прошла отбор. «Кто же, – говорят, – тебя набирал? Ну-ка, девочка, покажи-ка нам, какая тетя тебя не взяла». Вот так, со второго захода, я попала в спортшколу и начала тренироваться.

Трудно ли Вам было учиться?

– Тренировки мне нравились, было очень интересно. Возникали, конечно, и какие-то трудности. Сначала было легко, когда нужно было учить какие-то простенькие элементы, а потом, когда все усложнялось, приходилось упорно поработать. Растяжка и работа с предметом мне давались очень легко, я как-то быстро все схватывала. Ну, а со сложными элементами – в школе у нас команда была очень дружной – старшие девчонки всегда помогали. И у меня на отделении тоже заведена такая традиция: взрослые гимнастки помогают маленьким, делятся опытом.

А кем вы хотели стать после окончания школы?

– Родителям я сказала: «Буду тренером или воспитателем в детском саду. Буду работать с детьми». Выбрала вуз – на тот момент ведущий в Советском Союзе, дважды орденоносный институт физической культуры имени П.Ф. Лесгафта в городе-герое Ленинграде. Я узнала все, что могла, об этом вузе, о славном городе, побывала там на экскурсии. Ленинград мне очень понравился, и я решила, что учиться поеду только туда.

Тренер моя в свое время закончила Киевский институт физкультуры, и у нее там были очень хорошие связи. Всех своих воспитанниц она «пристраивала» туда же. Но я решила – поеду в Ленинград. Тренер не стала меня отговаривать, родители тоже не стали. Сказали: «Если хочет, пусть пробует». У меня все хорошо получилось, и я поступила именно в тот вуз, в который хотела. Педагогом у меня была очень известная в спортивных кругах Нонна Ариевна Белова. Мне посчастливилось попасть в последний набор спортсменок, с которыми она работала перед завершением тренерской карьеры.

После учебы возвращаться в Симферополь я не стала, осталась в Ленинградской области. Сейчас у меня высшая тренерско-преподавательская категория, и я также являюсь судьей всероссийской категории по художественной гимнастике.

Вышла замуж во время учебы в институте. Муж у меня из Кингисеппа, и мы уехали работать в область. Я уже знала, что буду жить либо в Кингисеппе, либо где-то рядом.

И Вы работаете здесь уже достаточно давно.

– Да, и очень многое произошло за это время. В нашем виде спорта с каждым Олимпийским циклом меняются правила. Для нас, тренеров, проводятся семинары, привлекаются специалисты. Мы все это прослушиваем, общаемся и делимся опытом. Как говорится, «меняется все, а мы остаемся и работаем». И растим, растим детей.

Хорошо, когда эмоции от работы остаются теми же, что и в самом начале карьеры. Бывает ли у Вас плохое настроение, когда хочется все бросить?

– Бывает такое иногда, когда очень сложно. Но, наверное, это связано с тем, что город у нас маленький, и остро стоит проблема нехватки спортивных помещений.  Это наболевшая тема. И в начале каждого учебного года, когда зачастую не знаешь, что будет дальше и куда ты выйдешь заниматься с детьми, то чувствуешь себя не очень хорошо. Настроение портится, приходят мысли: «для чего тогда все это вообще делается»?

Наверное, в такие моменты Вас поддерживают ваши воспитанницы?

– Ну, конечно. Дети все чувствуют, все понимают, ловят твое настроение с полувзгляда, с полуслова. Еще только заходят в зал – сразу видят, когда что-то не то, и стараются, чтобы тренер меньше нервничал. Стремятся как-то поддержать, порадовать своими успехами, четким выполнением элементов, пытаются какие-то упражнения особенно хорошо сделать. И думаешь: «Ну как же я вас оставлю»? Они на тебя смотрят: «Придумайте что-нибудь с залом, мы же хотим заниматься, ну вы же сможете». Конечно смогу, дети. Я им говорю: «Если я с вами, если еще не ушла на пенсию, значит, я что-то сделаю». Ну и, конечно, директора наши очень помогают.

Добиваются ли ваши ученицы значительных спортивных результатов?

– Добиваются, если ставят себе такую цель. Дети же разные, и приходят со своей, определенной мотивацией. Кому-то хочется получать массовые разряды, не поднимаясь к вершинам, – пожалуйста. Кто-то говорит: «Хочу разряд высокой квалификации» – хорошо, будем идти к этому. Некоторые девочки добивались очень больших высот. Как-то у меня была ученица с двойным гражданством. Тренировалась она здесь, но, так как мы участвовали в соревнованиях в Эстонии, то ее заметили эстонские тренеры. Пригласили в состав сборной страны (что стало возможным благодаря наличию эстонского гражданства). И ребенок, представляя Эстонию, поездил на чемпионаты мира, на первенство Европы. Одно только то, что она вышла на такой серьезный уровень – это уже само по себе достойно, а ведь она еще была в сборной команде ведущей гимнасткой. Конечно, все знали, что это российская спортсменка, воспитанница российского тренера.

Также были дети, которые выросли до мастеров спорта – они стояли в сборной Ленинградской области, участвовали и в первенствах России, и в чемпионатах России, и даже в «фижевских» турнирах, которые проводились за границей (FIG – международная федерация гимнастики). В Израиле они вообще стали первыми. Чтобы участвовать в этих турнирах, мы получили индивидуальные лицензии в Москве, в Лужниках. Конечно же, в сборной стояли не только мои девочки, но и девочки из Кингисеппа, из Кировска. Сборная Ленинградской области до сих пор лидирует в Северо-Западном федеральном округе.

Кто хочет, кто ставит себе большие цели, тот их добивается. Даже если в начале учебного года и бывает такое, что негде заниматься. Девочки, которые у меня были «сборницами», все ушли мастерами спорта и поступили в университет им. П.Ф. Лесгафта. Там можно было продолжать тренироваться, можно было становиться в сборную вуза и так же расти, при желании – дальше и дальше.

Они стали делать индивидуальную спортивную карьеру?

– Да. Также сейчас дети иногда уходят из общеобразовательной школы после девятого класса. Одна из выпускниц прошлого года, занимавшаяся у меня, поступила в Колледж физкультуры и спорта, экономики и технологии СПбГУ. И после этого колледжа для нее уже открыта дорога для поступления непосредственно в СПбГУ. Девочка встала в Санкт-Петербурге в команду, правда, не художественной, а эстетической гимнастики. В мае они съездили на первенство СЗФО, выполнили нормативы для кандидатов в мастера спорта Российской Федерации. Тренеры, которые мою гимнастку поставили в команду, благодарили, были очень довольны. Детей, тренировавшихся в Ивангороде, в команды берут. Бывают такие дети: «Мы хотим еще больше спортивной карьеры» – пожалуйста, Петербург рядом. И я отправляла девчонок в команды Санкт-Петербурга по художественной гимнастике, и они выезжали на серьезные соревнования.

Чем отличается эстетическая гимнастика от художественной?

– Когда я впервые увидела эстетическую гимнастику, меня она сразу очень заинтересовала: это зрелищно, это красочно. В эстетической гимнастике нет предметов. Гимнастки работают командой в составе от шести до четырнадцати человек, которая показывает какой-то определенный художественный образ. Отличается эстетическая гимнастика от художественной еще и тем, что в ней присутствует много работы тела – волны, поддержки. В общем, это красота, это очень эффектно.

В художественной гимнастике требования к исполнению пожестче. Например, ногу нужно поднять обязательно до определенного уровня, иначе не будет засчитан элемент. А в эстетической – попроще. И часто туда уходили гимнастки, имевшие подготовку.

Создана федерация эстетической гимнастики. Правда, она не является олимпийским видом спорта, но проводится очень много соревнований: чемпионаты и первенства Европы, мировые первенства.

Я занимаюсь эстетической гимнастикой около пяти лет. Относительно немного, но за это время мы уже вступили в федерацию Ленобласти, и девчонки – у меня две команды – стоят в составе сборной ЛО. У нас очень хорошие отношения с федерацией, они, со своей стороны, стараются оказать любую помощь, чтобы эстетическая гимнастика в области развивалась. На сборы привлекаются ведущие тренеры, в том числе и работающие со сборной России.

Сборы мы посещаем каждый год. В этом году с нами работала Сания Валентиновна Глызина, она поставила нам программу – очень серьезную, очень сильную. И мы с этой программой сейчас готовимся принять участие в чемпионате и первенстве Ленинградской области – в октябре, в петербургском Центре художественной гимнастики «Жемчужина».

Пять лет назад Вам тоже пришлось учиться новому для Вас виду?

– Безусловно. А что-то новое – это же всегда очень интересно. Областные тренеры приняли меня очень хорошо, много рассказывали, много помогали. Потом мы стали заниматься с детьми, участвовать в соревнованиях, пошел результат – девчонки даже попадали в тройку лидеров. Конечно, и сейчас обязательно проводятся семинары – для тренеров, для судей. Мы обязательно сдаем квалификационные экзамены – так же, как и в художественной гимнастике.

Получается, учебный процесс все время продолжается и для Ваших воспитанниц, и для Вас. Это, наверное, сближает с молодежью?

– Конечно. Мы все время должны быть в курсе всех новшеств, всех изменений. Когда работаешь с детьми, получается так: вот приходят маленькие детки, ты их растишь-растишь, они с тобой вместе шагают и вот – ты их уже выпускаешь. И тут же подходят следующие. Конечно, когда тебя все время окружают дети, они не дают тебе остановиться, не дают стареть. Все время двигаешься вперед, потому что ты для них – пример. Тот человек, который всегда приносит что-то новое.

А. Петров