Ямбургские гуляния по-царски

Без имени-3

22 августа горожане будут торжественно отмечать очередной День города – Яма-Ямбурга-Кингисеппа, перенесенный на август в связи с пандемией. А как отмечали торжества и гуляли в Ямбурге царские особы по важным поводам – Петр I, Екатерина II, Александр III? Что любопытно, почти все эти торжественные даты в старом Ямбурге приходились на годы с нулем на конце. 

Накатил в Нарве, догнался в Ямбурге, опохмелился в Петербурге

Отмечали торжества в Ямбурге императоры России истинно по-царски. Про то, как в Яме осенью 1611 года отмечал свое признание сыном Ивана Грозного Лжедмитрий III, иначе вор Сидорка, описывать смысла нет, поскольку как он пьянствовал по тому случаю в Ивангороде, в Яме, тогда еще крепости, досконально неизвестно, да и царь-то ненастоящий.

А вот как Петр I, известный своей приверженностью к пирам и стойкостью к спиртному, после знатной пирушки в Нарве «догнался» в Ямбурге, описал Юлий Юст – датский посланник при Петре в своих «Записках». Это произошло в начале 2-3 декабря 1709 года: «Царь кушал у унтер-коменданта Василия Зотова. Я тоже был там. На этот раз мне было позволено не пить сверх желания. После стола Царь поехал в 11 мест в городе, чтобы посетить разных лиц; был, между прочим, и в моем доме, в каждом месте он оставался с час, и повсюду сызнова ели и пили. Так называемые князья вели себя без совести: кричали, галдели, гоготали, блевали, плевали, бранились и даже осмеливались плевать в лица порядочным людям… В 10 часов вечера Царь выехал из Нарвы при орудийном салюте с вала. Я немедленно последовал за ним. Лица царской свиты, все пьяные, улеглись каждый в свои сани. За городом, при громе орудий, лошади их помчались по разным направлениям, одне туда, другия сюда. В ту ночь и мои люди от меня отделились. Вскоре после полуночи прибыли мы в Ямбург, где нам переменили лошадей. Ямбург маленькая крепость; с ея вала был сделан салют Царю; однако мрак помешал мне ее разглядеть, так как я тотчас поехал далее. Пропутешествовал всю ночь…».

Это был один из эпизодов многочисленного посещения Петром I Ямы-Ямбурга, о чем рассказывалось в одном из недавних номеров газеты. А вот Екатерина II в Ямбурге летом 1770 года действительно провела значимые торжества, вошедшие в летопись её двора.

Приезд в Ямбург императрицы

Одновременно с Екатерининским собором в Ямбурге возводился превосходный ансамбль Гостиных дворов, строилась суконная фабрика за чем наблюдал один из самых приближённых вельмож императрицы тайный советник, сенатор, главной дворцовой канцелярии, главный директор музыки и театра член Российской Академии наук И. П. Елагин. Кстати, с этого же 1770 года – Иван Перфильевич стал Великим мастером провинциальной масонской ложи. Под его влиянием в Ямбурге в 1818 году появилась своя масонская ложа «Александр к пчеле». Елагин был назначен главным директором при строении нового Ямбурга. Поскольку суконная мануфактура была готова в 1770 году, Екатерина II решила посетить наш город специально, дабы взглянуть на все своими глазами, так не особенно доверяла чужим. Она прибыла в Ямбург не проездом, как обычно делали царствующие лица, а специально, так сказать на День города, дабы взглянуть, как строится архитектором Антонио Ринальди новый собор имени её небесной покровительница и тезки – Св. Екатерины и полуокружности Гостиного двора, который, понятно, достроен еще не был, но уже было что показать императрице.

Поезд царицы медленно двигался из Петербурга, останавливаясь в Кипени, Коськово, в Чирковицах, в Ополье. «В город Ямбург, разстоянием от Ополья 15 верст, прибыть соизволила в 7 часу, и не доезжая онаго 2-х верст, встречена Ея Императорское Величество находящимся в оном городе, при смотрении онаго, Полицмейстером майором Строевым, и от того места пущенною ракетою дан был сигнал, от котораго воспоследовал из пушки тремя выстрелами сигнал же, по которому тамошнее купечество при въезде в город для встречи вышли и ожидали Высочайшего посещения».

Вот как пишет И. П. Елагин: «6-го числа (июля 1770 года) во вторник Ея Императорское Величество Высочайше соизволила, по утру в 7 часов, предпринять путешествие из Петергофа в Ямбург, состоящий от Петергофа в 107 верстах, для смотрения в оном городе вновь заведенной суконной фабрики, також и вновь строящегося каменного строения». Высочайшее прибытие было встречено хлебом и солью, «вторительно ракетою учинён сигнал же, от котораго в городе со стоящих 11 пушек производилась пальба, 101 выстрел. И соизволила Ея Величество прибыть в новопостроенный каменный дом, у котораго на крыльце встретил Ея Величество при строении всего города…». Рядом стояли ликующие уездные чиновники и купцы. Они снова с низким поклоном поднесли Екатерине хлеб и соль с серебряною солонкою. Отдохнув, царица собралась взглянуть на новые строения.

Это было во вторник…

Репортер «Камер-фурьерского журнала» сообщает: «Побыв Ея Величество в покоях несколько времени, соизволила следовать для смотрения вновь заведённой суконной фабрики, состоящей на берегу реки Луги: во время сего все мастеровые и работные люди находились при своих работах. И обходила Ея Величество все светлицы, под предводительством Его Превосходительства господина Елагина; в оных светлицах пол усыпан был белым песком и ельником и разостлано разных цветов сукно; також Ея Величество… соизволила быть в красильной и в прочих принадлежащих местах и осмотрев всего возвратилась обратно в вышепомянутый дом, при восклицании той фабрики от мастеровых людей неоднократно «Виват Екатерине Второй» и препровождаемая зрителями народа; а тем мастеровым людям из матерного Своего Высочайшего милосердия соизволила повелеть раздать денежную сумму. По прибытии в означенный дом соизволила Ея Императорское Величество с кавалерами забавляться в карты до 10 часов; в продолжении сего играла музыка на кларнетах. Потом перед означенным домом, на Высочайшее Ея Императорскаго Величества прибытие, зажжен был преизрядный фейерверк и горела перед окошками иллюминация разных огней в фонарях, с изображенными приличными для онаго вновь строющагося города и на Высочайшее прибытие живописнаго художества, большими тремя картинами, под которыми надпись следующего содержания: «Под 1-й картиной, с краю: «Да будет таков в пользу Отечества». Под 2-й картиной, в середине: «Ямбург в младенчестве Матери своей и Матери Отечества Екатерине II, первую приносит жертву, июля 6 дня, 1770 года». Под 3-й картиной, с другого края: «Рече и бысть повелел и содашся». А в верху над средней картиной изображено Высочайшее Ея Императорскаго Величества вензелевое имя, под короною».

Запланированная площадь с обелиском была еще не готова, поэтому посредине плаца уложили пьедестал из еловых зеленых ветвей. Все было освещено зажженными плошками, а дома в городе иллюминированы. Царица ночевала в Ямбурге, но вечернее кушанье есть «не соизволила, а кушали прибывшие в свите обоего пола персоны». Реестр персонам, который находились в свите Ея Величества в Ямбурге таков: фрейлина Авдотья Андреевна Полянская, графиня Прасковья Александровна Брюсова, граф Захар Григорьевич Чернышев, граф Григорий Григорьевич Орлов, Сергей Матвеевич Козьмин, Григорий Никитич Орлов, князь Федор Сергеевич Барятинский, Александр Иванович Черкасов, Иван Федорович Реслеин, Василий Михайлович Ребиндер. Со словами «Да будет таков в пользу Отечества» поднимали бокалы его превосходительство господин Елагин и артиллерии майор Немов, прибывший для устройства фейерверка. «Камер-фурьерский журнал» отметил, что в продолжении стола играла музыка на кларнетах. Гремели и сверкали фейерверки, царица заночевала в Ямбурге, а после царский поезд отбыл обратно.

Судьба же архитектурного ансамбля ямбургские Гостиные дворы такова. Для торговли они были великоваты, столько товаров в городе не нашлось, и часть площадей заняли производства суконной мануфактуры, деревянные постройки сгорели. Три купца пытались наладить выпуск тканей, но дело не пошло. В 1816 году швейцарец Либ предложил российскому правительству проект организации в Ямбурге ситцевой фабрики. Ему передали четыре корпуса Гостиного двора, несколько зданий в округе, площадь между корпусами. Но до выпуска продукции дело так и не дошло, и все постройки отошли казне, которые во времена Николая I были перестроены в казармы и построен манеж.

Взрыв моста на Луге

Следующие императорские торжества в Ямбурге состоялись в августе 1890 года в присутствии сразу двух царствующих особ – российского Александра III и германского кайзера Вильгельма II. 5 августа в Нарве Великий князь Владимир Александрович и Александр III встречались с Вильгельмом II, также все вместе они наблюдали за военными маневрами России в регионе Петербург – Нарва – Красное Село. Но были они не только в Нарве и Ивангороде, но и в Ямбурге, о чём свидетельствуют гравюры по фотографиям, выполненными нарвским фотографом. Все было обставлено торжественно.

Под фото легко узнаваем речной пейзаж у собора на месте нынешнего автомобильного моста и имеется подпись: «Мост через реку Лугу, построенный гренадерскими саперами и подготовленный ими ко взрыву его в присутствии императоров Александра III и Вильгельма II во время Нарвско-Красносельских маневров в августе 1890 года». Оба императора с императрицей Марией Федоровной (матерью Николая II) и Великими князьями Владимиров Александровичем и Николаем Николаевичем-старшим переправились через реку на понтонном пароме. Государева же свита и начальствующие лица проследовали на правый берег реки через наведенный деревянный мост как раз на месте нынешнего. На втором фото надпись: «Взрыв моста через реку Лугу гальванерами гренадерского саперного батальона в присутствии императоров Александра III и Вильгельма II во время Нарвско-Красносельских маневров в августе 1890 года». Две августейшие особы – русский император и германский кайзер наблюдали взрыв с правого крутого берега реки – то есть с вала стены и бастионов крепости Яма, оттуда, где ныне гуляют горожане, которые любят полюбоваться спокойным зеркальным течением Луги.

Торжественные закладка ратуши, открытие Ямбургкского коммерческого училища

Наконец еще два торжества прошло в Ямбурге в также еще в один «круглый» год с нулем на конце. Первое состоялось летом 1910 года – торжественная закладка фундамента городской ратуши. На церемонии присутствовало местное дворянство, купечество, духовенство, горожане и крестьяне окрестных деревень. Автор проекта – архитектор ямбургского земства К. К. Васильев. Здание построено из местного материала – плитняка. В ратуше планировалось разместить все городские управленческие учреждения. Но, к сожалению, из-за финансовых проблем, потом начавшейся Первой мировой войной здание так и не было построено до революции. Городскую ратушу достроили только в 1935 году, где разместилось хозяйственное управление 12-го Туркестанского полка.

В этом же 1910 году 29 августа состоялось торжественное открытие первая часть здания Ямбургского коммерческого училища. В этот же день в здании коммерческого училища, составляющего собственность Ямбургского общества «Просвещение», состоялось четвертое общее собрание Общества, председателем которого стал земский доктор П. Н. Прохоров, имя которого носит Кингисеппская районная больница. По проекту здание в плане должно напоминать букву «П». Однако денег не хватило и построили только часть ансамбля буквой «Г». Здание было выстроено из местного плитняка также архитектором Васильевым в том же стиле неоготики и модерна. Башенки на фронтоне и флюгер с датой «1909 г.» (год закладки) придают этому зданию, разместившемуся на городище древней крепости Яма, неповторимый облик.  В основание здания была заложена закладная доска, а первый камень на новом объекте положили предводитель дворянства граф Г. Н. Сиверс, городской староста И. М. Михайлов, князь М. В. Оболенский, член губернской земской управы С. Н. Гвоздев, доктор. П. Н. Прохоров. Все было обставлено с торжественностью.

А 9 сентября двери коммерческого училища открылись для учащихся и начались занятия.  И вновь тот день отмечался в Ямбурге. Таким образом, торжественные мероприятия для Ямбурга часто выпадали на годы с нулем на конце, как и нынешний 2020-й год.

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”