Ямбургское казначейство: да, слухи верны в войну здесь была немецкая комендатура

04В современном Кингисеппе на углу проспекта Карла Маркса и улицы Воровского сохранилось старинное двухэтажное здание.  До революции в нем размещалось уездное казначейство…

В Ямбурге с 1780 года

Шел 1780 год, когда в «возобновленном» Ямбурге впервые зазвучали незнакомые для обывательского уха слова: «земский суд», «нижняя расправа», «казначейство». В результате проведения губернской реформы Екатерины II по всей Российской империи стали возникать новые учреждения, призванные создать более стройную систему управления страной. В конце 18 века Ямбург отстраивался как крупный промышленный центр и не мог обойтись без современных органов управления. На смену упраздненной воеводской канцелярии в городе возникло городническое правление, в котором финансово-хозяйственные функции стало выполнять казначейство.

В ведении казначейства были учет налогов, «рекрутских» денег и пошлин, винные и соляные откупа. Казначейство хранило и выдавало паспортные листы, продавало ассигнации и гербовую бумагу, заведенную специально для подачи жалоб и прошений. Учреждение ведало раздачей с торгов «оброчных земель», занималось ведением реестра налогоплательщиков, выдачей денег на различные нужды и отправкой собранных средств дальше по инстанциям. Чиновники казначейства проводили ревизии податного населения и рекрутских наборов. Работы у Ямбургского казначейства было хоть отбавляй!

Уездные казначеи были людьми состоятельными, но не всегда честными

В 18-19 веках российские казначейства возглавляли высшие должностные лица – казначеи. Их обязанности были определены соответствующим положением: «Уездный казначей имеет в ведомстве своем казенные сборы того уезда и уведомляет о приходе и расходе денег в Казенную палату той губернии». Назначался казначей в должности сроком на три года по представлению Казенной палаты. Архивные документы и памятные книжки С.-Петербургской губернии сохранили для нас имена некоторых уездных казначеев Ямбургского казначейства. Среди них значатся: Никифоров, фон Штемпель, Василий Апенков, Петр Васильев, Александр Леман, Александр Богданов, Николай Репнин, Федор Довгалов и другие.

Уездные казначеи были людьми состоятельными, но не всегда честными. К примеру, показательна история, случившаяся в Ямбургском казначействе в 1825 году. Бухгалтер Овсянников выдавал фальшивые квитанции о получении денег, а казначей Штемпель их подписывал. При ревизии казначейства вскрылась большая недоимка денежных средств – более 7.000 рублей. Казначей и бухгалтер были отстранены от службы, их недвижимость продана с публичного торга, однако долг казне не покрыла. Так уж издавна заведено в России, что пойманный за руку вор не всегда оказывается в тюрьме. Это случилось и с бывшим казначеем Штемпелем, который после скандала в Ямбурге устроился дворянским заседателем в Сарапульский уездный суд. Расследование финансового преступления длилось больше двадцати лет. Все эти годы из жалованья Штемпеля вычиталась треть суммы, по 6 рублей в месяц. К 1846 году его долг казне составил порядка 4.500 рублей, и платил бы его Штемпель до гробовой доски, если бы не Всемилосливейший манифест, который прощал казенные растраты и невыплаченные казне долги, совершенные более 10 лет назад…

А вот другая ямбургская история. После смерти уездного казначея Василия Апенкова была обнаружена значительная недостача казенных денег – 5.400 рублей. На центральной улице Ямбурга покойному принадлежал роскошный деревянный дом с двумя флигелями, считавшийся самым дорогим частным строением в городе. Имущество умершего чиновника вскоре было продано с публичного торга, а вырученные средства возвращены в казну. В бывшем особняке Апенкова вольготно разместились немецкая лютеранская церковь св. Лазаря, церковный совет и приходское училище.

От Екатерины II до Николая II

Ямбургское казначейство несколько раз меняло свои адреса. Первоначально оно занимало часть первого этажа в здании присутственных мест. Эта добротная постройка екатерининского времени дошла до наших дней почти в первозданном виде. Сейчас в доме № 4 по проспекту Карла Маркса  располагается магазин «Ямской», так что каждый желающий может своими глазами увидеть, где в конце 18 века и весь 19 век хранились ямбургские деньги.

Вот покупатель открывает дверь магазина и попадает в самое большое помещение, в котором казначейские служащие принимали посетителей. Прямо – небольшая комната со сводчатым потолком. Как свидетельствуют старинные планы здания, именно здесь размещалась кладовая для хранения казны. В отдаленных помещениях были устроены архив казначейства и кабинет казначея.

Ямбургское казначейство находилось в здании присутственных мест более ста лет. В этих стенах считали и хранили денежные знаки всех русских императоров – от Екатерины II до Николая II. В конце 19 века казначейство переехало в другой дом. Он находился на противоположной стороне Большой Петербургской улицы, нынешнего проспекта Карла Маркса, в нескольких десятках метрах от старого адреса. Переезд в другое здание был связан с расширением городской тюрьмы и укрупнением штата полицейской команды, многие годы делившей здание присутственных мест с казначейством.

В доме Орловых

Возле городской Доски почета и памятника чернобыльцам находится свободная от застройки территория. Несколько лет назад здесь было проведено благоустройство: посажены кусты, установлены скамейки и клумбы. В дореволюционные времена на этом месте стоял двухэтажный каменный дом, принадлежавший наследникам ямбургского купца Андрея Орлова. На рубеже 19 и 20 веков особняком владели купеческая вдова Анна Кондратьевна Орлова и ее сын Федор Андреевич. Хозяева недвижимости сдавали здание в аренду и получали за это ежегодную плату – 500 рублей. В 1898-1913 годах дом Орловых арендовали уездное казначейство и государственная сберегательная касса.

Как сложилась дальнейшая судьба этого старого купеческого здания, выстроенного в 70-х годах 19 века? Перед революцией семейство Орловых владело двумя домами по Большой Петербургской улице – упомянутым каменным особняком и деревянным домом, стоявшим с ним по соседству. Советская власть считала такое положение дел классовой несправедливостью, поэтому дома, принадлежавшие на то время пожилой владелице Дарье Орловой, были национализированы в пользу государства.

В 1920 году национализацию домов в Ямбурге осуществлял уездный исполком. При нем была создана специальная комиссия, установившая, что один из сыновей Д. Орловой «принимал участие в расстрелах коммунистов, а нахождение второго сына в рядах Красной Армии ничем не подтверждается». Этих оснований было достаточно, чтобы глубокой осенью 1920 года выставить старую женщину из собственного жилья на улицу, а в ее домах разместить советские учреждения. Большой каменный особняк Орловой был тут же занят Ямбургской уездной комиссией по борьбе с дезертирством. В доме был открыт пункт сдачи обмундирования, снаряжения и вооружения. В декабре 1920 года здесь обосновалось командование Московского полка, а в 1923 году – Ямбургское отделение Государственного банка.

В ноябре 1922 года в Кингисепп вернулся красноармеец Орлов, сын умершей к тому времени Дарьи Орловой. Он ходатайствовал перед уездным исполкомом о возврате национализированных домов, но получил от местных властей немотивированный отказ.

В годы Великой Отечественной войны дома Орловых были полностью разрушены в ходе боев за город.

На земле казначея-растратчика

Еще в 1903 году дом Орловых был признан неудобным для размещения в нем казначейства, поэтому уже тогда возник вопрос о строительстве нового специального здания. Вскоре был присмотрен участок земли на углу Большой Петербургской и Спиридоновской улиц, принадлежавший мещанину Н. М. Иогансону. (В Кингисеппе на этом месте находится дом № 14 по проспекту Карла Маркса). В январе 1904 года Департамент государственного казначейства признал покупку земельного участка выгодной, однако владелец в одностороннем порядке отказался от сделки. Он продал участок частному лицу за более высокую плату.

В том же 1904 году начался поиск другого участка. Выбор пал на землю, которую продавал приходской совет лютеранской церкви св. Лазаря. Этот земельный участок находился на пересечении Большой Петербургской и Новой улицы. (В предреволюционные годы улица Новая стала называться Офицерской, а в 1924 году была переименована в улицу Воровского). Выставленный на продажу участок земли был осмотрен специальной комиссией, в которую вошли управляющий Казенной палатой, гражданский инженер и уездный казначей. Комиссия признала пустырь годным к застройке. Она распорядилась приобрести землю заблаговременно, пока в Ямбурге не разнеслась весть о предстоящем строительстве, и цены на городскую землю не стали подниматься вверх. По удивительному стечению обстоятельств бывший земельный участок оскандалившегося казначея-растратчика Апенкова вновь оказался крепко-накрепко связан с историей ямбургского казначейства…

Новое казначейство: от проекта к реализации

Начавшаяся русско-японская война, а затем первая русская революция 1905 года отодвинули планы по строительству здания казначейства на несколько лет. Летом 1908 года губернские власти все же озаботились вопросом сооружения в Ямбурге нового здания, поставив задачу начать стройку не позднее 1909 года, а завершить ее летом 1911 года.

Здание казначейства решено было строить по VI разряду. Строительство планировалось осуществить на средства Санкт-Петербургской казенной палаты. Предполагалось соорудить дом в два этажа стоимостью не более 50.000 рублей.

Выполнение проекта было поручено Федору Эдуардовичу Крюгеру, потомственному петербургскому архитектору, происходившему из семьи обрусевших немцев. Он  спроектировал здание в стиле ретроспективизма (неоклассицизма). Планировка помещений казначейства создавалась с учетом рекомендаций ямбургского уездного казначея Репнина. В 1909 году чертежи Крюгера были переработаны гражданским инженером строительного отделения С.-Петербургского губернского правления Павлом Петровичем Соколовым. Для удешевления сметы в проекте незначительно изменили планировку комнат и форму некоторых оконных проемов, исключили устройство бани. Сметная стоимость нового здания составляла 43.541 рубль.

В июне 1910 года на проведение строительных работ были объявлены торги. Их результаты были признаны недействительными, так как участников торгов заподозрили в сговоре. Строительство решено было вести хозяйственным способом. Для этого был образован строительный комитет, состоящий из чинов Казенной палаты и местного податного инспектора. Представители комитета выразили единодушное желание назначить производителем работ губернского архитектора П. П. Трифанова, но он не имел свободного времени для частых визитов в Ямбург и от предложения отказался. Тогда наблюдение за строительством было возложено на соавтора проекта – П. П. Соколова.

Строительство

Торжественная закладка здания  состоялась 20 августа 1911 года в присутствии представителей городской власти и служащих казначейства. В этот день был совершён молебен и организован праздничный обед у податного инспектора. Знаменательное событие произошло через год после начала строительных работ, когда стены здания уже были подведены под крышу. Вскоре выяснилось, что в кладке здания много алого кирпича низкого сорта, произведенного в Ямбургском уезде на кирпичном заводе Зелинского. Решено было оштукатурить строящееся здание, тем более что в нашем сыром климате такие постройки сохраняются лучше. Кроме того, были отпущены дополнительные средства на устройство внутри здания полов из метлахской плитки, на сооружение каменного забора, на мощение тротуара по Большой Петербургской улице и во дворе. Все строительные работы в строящемся здании выполняли подрядчики Егор Лисицын, Федор Павлов, Кокк, Каубиш, Польстер.

Освящение нового казначейства состоялось 28 июля 1913 года. Это торжественное событие было запечатлено на старом, пожелтевшем от времени снимке. К новостройке, украшенной зеленью и флагами, стали собираться приглашенные. Среди них были управляющий Казенной палатой В. О. Палечек (в прошлом младший врач 146-го Царицынского полка, а затем вольнопрактикующий врач Ямбурга); уездный предводитель дворянства граф Г. Н. Сиверс; представители учреждений многих ведомств и 146-го полка, выполнявших охрану ценностей при их перевозке из старого здания в новое. В операционных помещениях казначейства состоялся молебен, отслуженный протоиереем Екатерининского собора Дмитрием Люцерновым. Затем во втором этаже нового здания, на квартире казначея Ф. А. Довгалова, был сервирован праздничный обед.

Освящение казначейства состоялось в год имперских празднований, посвященных 300-летию Дома Романовых. В действительности же, внутренние работы в здании полностью завершили лишь в 1916 году, а окончательный расчет с подрядчиками был произведен только летом 1917 года…

Главный фасад нового казначейства выходил на Большую Петербургскую улицу. Через ворота с Новой улицы можно было попасть во двор постройки. Там располагались помещение для дворника и прачечная. С южной стороны к  строению примыкал сад. На первом этаже здания находился зал с кассами, кабинет казначея, денежное хранилище с комнатой для стражника, а также помещение дежурного и зал для продажи гербовых марок. Как свидетельствует вывеска, которую удалось прочитать на старом снимке при его сильном увеличении, в здании казначейства осуществлялась продажа игральных карт.

Второй этаж казначейства занимала многокомнатная казенная квартира казначея. Анфиладу комнат составляли гостиная, столовая и детская. Тут же находилась кухня, бытовые комнаты и помещение для присяжных казначейства – низших служителей по найму.

В послереволюционные годы в доме по этому адресу размещался уездный финотдел, а на первом этаже – сберегательная касса.

В гитлеровской комендатуре

В годы оккупации Кингисеппа гитлеровскими захватчиками в здании казначейства находилась немецкая комендатура. Это был один из немногих домов, уцелевших при обороне города в 1941 году.

Оккупационная администрация Кингисеппа состояла из трех ветвей: гражданской, военной и полицейской. В состав русской гражданской администрации оккупанты выдвигали бывших советских, партийных и хозяйственных деятелей. Здесь находился кабинет бургомистра Кингисеппа А. А. Гонтаря, в довоенное время занимавшего пост главного врача городской больницы. Вместе с ним руководили отделами городской и районной администрации В. С. Савельев, в прошлом работник горсовета, В. И. Сарафанников, бывший начальник хлебозавода и другие. После войны все эти люди были осуждены советским судом как немецкие пособники и понесли суровое наказание.

Полицейская ветвь комендатуры занималась нарушителями закона, лицами, уличенными в связях с партизанами и заподозренными в подпольной работе. С уголовными элементами немцы боролись куда решительнее, чем в СССР. Особенно сильно они ненавидели воров и грабителей. Их казнили незамедлительно, чаще всего на виселице. А вот в отношении партизан и подпольщиков гитлеровцы вели тщательное расследование, стремились сделать из них предателей, а также использовать в своих агитационных целях.

В немецкой комендатуре некоторое время находились под арестом кингисеппские подпольщики из группы Николая Петровича Пасхина. Документы свидетельствуют, что их охрана была не строгой. Арестованные имели возможность получать информацию от друзей и знакомых, а самому Пасхину одна из подпольщиц даже смогла передать спрятанную под крыльцом гранату.

В первых числах мая 1942 года у здания комендатуры произошла кровавая развязка. Руководитель подпольной группы Н. П. Пасхин заранее предупредил своих товарищей, что для уничтожения конвоя и побега он применит гранату. Когда пятерых подпольщиков вывели из здания для отправки в Нарву, Пасхин взрывом гранаты ранил шофера и одного немецкого солдата из охраны. Арестованные стали разбегаться, но были расстреляны. Пасхину удалось спрятаться в подвале разрушенного дома, однако он был выдан немцам одной женщиной. Гитлеровцы буквально изрешетили его пулями из автоматов. После неудачного побега подпольщиков жандармы вывели из комендатуры еще четырех человек, арестованных вместе с Пасхиным, и тут же их расстреляли. По свидетельству местных жителей, тела всех расстрелянных некоторое время лежали около комендатуры на углу проспекта Карла Маркса и улицы Воровского.

Для многих советских людей здание рейхстага в Берлине стало олицетворением гитлеровского логова. Такую же мрачную славу в оккупированном Кингисеппе имела немецкая комендатура. 1 февраля 1944 года на фасаде комендатуры появилось красное знамя, водруженное красноармейцем Н. Цыножкиным. А еще через год и три месяца такое же красное знамя взвилось над куполом разрушенного рейхстага, символизируя окончательную победу русского народа над фашизмом.

О детской библиотеке, реконструкции и спасенном сейфе

После освобождения Кингисеппа в старом ямбургском здании вновь обосновался госбанк. Коренные кингисеппцы, чье детство выпало на послевоенные годы, вспоминают, как на втором этаже здания с 1952 года в 11-метровой комнатке ютилась городская детская библиотека. В то время ее посещали 864 юных читателя, а книжный фонд составлял более 12 тысяч книг…

В 1989 году здание уездного казначейства было реконструировано институтом «Ленгражданпроект» по заказу Кингисеппского филиала ОАО «Промстройбанк». Во время реконструкции на боковом фасаде здания был надстроен второй этаж, заложен исторический вход, изменены размеры оконных проемов. К торцу казначейства пристроили новый корпус. Разработчиками проекта была реализована задумка, согласно которой два разных по стилю здания были объединены в единое целое. Авторы стремились оттенить классицизм старой постройки готической эклектикой нового здания.

К сожалению, во время реконструкции навсегда утратились некоторые исторические элементы старого здания. Среди них – метлахская плитка полов и парадная дверь в виде классического портика. Она являлась неоспоримым украшением фасада. Оказался ненужным «Промстройбанку» и старинный ямбургский сейф, отлитый еще в С.-Петербурге на заводе «Сан-Галли». Он долгое время лежал во дворе за строительным забором и был подобран одним местным коллекционером.

Не верь глазам своим

Буквально так следует сказать самому себе при прочтении памятных досок, связанных со зданием казначейства. Одна из них, прикрепленная на боковом фасаде казначейства, сообщает: «В этом здании с конца 19 по начало 20 века размещалось Ямбургское уездное казначейство». Теперь осведомленный читатель уже знает, что временной промежуток, указанный на этой памятной доске, не соответствует исторической правде.

Вторая памятная доска находится на доме 1989 года постройки. Она наполнена еще большим несоответствием. Надпись на доске гласит: «1 февраля 1944 года на этом здании воинами 109-го стрелкового корпуса 2-й Ударной армии был поднят красный флаг в честь освобождения г. Кингисеппа от немецко-фашистских захватчиков». Уже несколько лет эта нелепица вводит в заблуждение гостей и жителей нашего города. Когда же восторжествует истина, и памятную доску перенесут на соседнее здание?

Послесловие

Каждый год департамент охраны памятников комитета по культуре Ленинградской области формирует специальную комиссию. Она занимается ревизией памятников истории и культуры, уточняет сохранность объектов и выявляет новые исторические сведения о них. Мы считаем, что зданию Ямбургского казначейства необходимо присвоить более высокий охранный статус, сделав его памятником регионального значения. Ведь в нашем городе не так много архитектурных достопримечательностей, имеющих такую богатую и «звучную» историю.

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”