История обнаружения семейного архива Ольхиных полудетективная

2010-080

В Ивангородском музее проходит выставка «Павел Матвеевич Ольхин. Разные ипостаси»

Семейный архив Ольхиных находится в фондах Ивангородского музея с конца 1980-х годов. Ольхины – одна из известных петербургских династий. Основатель семейной династии – Матвей Дмитриевич Ольхин (Ольшванг), ставший известным петербургским издателем. Его потомки стали достойными представителями российской интеллигенции, отдававшие свои профессиональные качества, знания в области науки, техники и культуры на благо общества. Данная выставка посвящена жизни и деятельности единственного сына Матвея Дмитриевича Ольхина – Павла.

Как рассказала старший научный сотрудник Ивангордского музея Ирина Владимировна Коновалова история обнаружения семейного архива полудетективная:

– В 1988 году старший научный сотрудник Дирекции музеев Ленинградской области В. В. Абрамов и директор Ивангородского музея Г. А. Попов нашли внука Павла Ольхина – Константина, который был известный скаут, принимал участие в революционном движении, стоял у истоков пионерского движения, коллекционировал монеты и марки. Они хотели узнать судьбу его коллекции. Но прийти к нему они не успели – Константин скоропостижно скончался, и тогда они обратились к вдове коллекционера – М. В. Комиссаровой, которая жила в Ивангороде. Она сказала, что ничего у нее нет, а коллекция монет была похищена из квартиры Ольхина в Нарве. На вопрос остались ли после смерти Ольхина какие-нибудь фотографии или бумаги показала на какой-то архив, который лежал у нее на балконе. Когда Абрамов и Попов осмотрели архив, они обомлели. Он включал в себя несколько сотен предметов, среди которых фотографии, документы, портреты, книги. Это своеобразная летопись истории пяти поколений семьи Ольхиных. Речь шла об уникальном и почти неизвестном пласте русской истории XIX – начала ХХ веков. На экспозиции представлены предметы и документы, связанные с жизнью Павла Ольхина, которые рассказывают о  разных ипостасях нашего замечательного  соотечественника, о его друзьях и единомышленниках, окружавших его, о достижениях и открытиях, сделанных им.

По самым скромным подсчетам П. М. Ольхин овладел десятью специальностями

Детство Павла было счастливым и полным ярких впечатлений.  Другом детства был Саша Бородин – будущий известный композитор.  У них было много общих интересов: с детства изучали языки, а также любили музыку, рисование и химию. Увлечение химией привело Павла к занятиям фотографией, которой он занимался всю жизнь до глубокой старости. Уже в старших классах училища Павел стал заниматься литературной работой и особенно переводами под руководством О. И. Сеньковского, редактора журнала «Библиотека для чтения», принадлежащего Ольхиным. Этот человек сыграл определяющую роль в формировании взглядов Павла, его стремлениях и особенно в занятиях. Из-за болезни родителей у Павла появилось желание изучать медицину. Во время учебы в Медико-хирургической академии он подрабатывал, занимаясь переводами на русский язык книг по медицине: учебников, монографий и словарей. Работа эта была продолжена после окончания Академии и стала одной из его профессий.

По самым скромным подсчетам П. М. Ольхин овладел десятью специальностями – он профессионально занимался переводами   с трех языков: немецкого, французского и английского, увлекался химией, фотографией, полиграфией. Павел Матвеевич – это популяризатор науки, техники, ремесел, детский писатель, один из основателей стенографии в России, редактор многих журналов и книг.

П. М. Ольхин – первый редактор популярного журнала «Вокруг света»

В конце 1860 года П. М. Ольхин был приглашен петербургским издателем М. О. Вольфом на должность редактора вновь учрежденного журнала «Вокруг света». Этот журнал был посвящен землеведению, естественным наукам, новейшим открытиям, изобретениям и наблюдениям. Первый номер журнала вышел в свет в январе 1861 года. Вскоре стало выходить ежемесячное приложение «Природа и землеведение», где публиковались переводы издаваемых за рубежом научно-популярных работ. П. М. Ольхин, знающий три европейских языка: английский, немецкий и французский, и имеющий опыт литературной и издательской деятельности, как нельзя лучше подходил для этой деятельности.

Для того, чтобы быть ближе к переводным источникам и в целом к Западу, в первой половине 1862 года П. М. Ольхин с семьей при согласии фирмы Вольфа решил переехать в Нюренберг, Германия. Богатые библиотеки, Национальный музей, архив способствовали работе П.М. Ольхина как переводчика и автора. Это помогло ему сформировать основной принцип нового журнала – показывать жизнь на планете глазами очевидца. Данному принципу журнал «Вокруг света» верен по сей день. Ольхин помещал в журнале не только переводы. Уже в первом номере появилось сообщение о народонаселении азиатской части России, в котором отмечалось: «Россия неусыпно исполняет в Азии свою историческую задачу. Страна, доставлявшая только меха, начинает заселяться, и земли эти обещают много.  России предстоит в Сибири великая будущность…».

П. М. Ольхиным было написано более 70 книг и не менее 25 названий журналов и приложений к ним, которые он редактировал

Интересная деталь: одиннадцать книг были написаны на медицинские темы, одну из них – «Последние дни самоубийц», напечатанную в 1859 году, использовал в своей литературной работе Ф. М. Достоевский. Как можно было справиться с таким объемом работы одному человеку?  Помогла стенография. Павел Матвеевич использовал немецкую стенографию по методу Габельсберга, которая была создана в 1834 году, приспособив ее к русскому языку.

Из Нюренберга Ольхины высылали в Санкт-Петербург переводы и материалы, а в столице их обрабатывали и печатали. В 1864 году Министерство просвещения России объявило конкурс на лучшую систему стенографии. Самую высокую оценку получили два предложения: П. М. Ольхина по системе Габельсберга, а также И. Паульсона и Я. Мессера по системе Штольца.

Отлично освоив свою, так называемую «домашнюю скоропись Ольхина», впоследствии Павел Матвеевич сумел доказать ее превосходство. Обучение стенографии с 1866 по 1877 годы на специальных курсах привело к тому, что большинство стенографистов, по крайней мере, в столице, использовали систему Габельсберга. П.М. Ольхин трижды издавал учебные пособия «Руководство к русской стенографии по началам Габельсберга».  Лучшую свою ученицу Анну Григорьевну Сниткину он рекомендовал Ф.М. Достоевскому для записывания под диктовку романа «Игрок», которая впоследствии стала женой великого писателя.

В фондах Ивангородского музея хранятся одни из первых позитивных цветных картинок

Павел Матвеевич, как никто другой в России, много сделал для развития фотографии. Редакция журнала «Фотограф-любитель» (1904, № 10) называла его старейшим учителем всех фотографов России.

Особый интерес Ольхин проявлял к изобретению цветной фотографии. Ведь ранее снимки раскрашивались, варьировались, делались одного цвета. Обо всех достижениях в этой области на Западе он тотчас знакомил читателей своего журнала «Фотографический вестник». По опубликованным рецептам и методикам П. М. Ольхин сразу же делал снимки в домашних условиях.  В фондах Ивангородского музея хранятся одни из первых позитивных цветных картинок, которые можно увидеть на данной выставке. Счастливой случайностью можно назвать и тот факт, что с семьей Ольхиных породнился Карл Даутендей, пионер фотографии, одна из ключевых фигур в светописи XIX века.  Сегодня его имя изредка упоминается в современных отечественных и западноевропейских изданиях. А когда-то его дагерротипное ателье на Большой Конюшенной улице пользовалось огромной популярностью. Вот несколько предложений из «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1848 год «…только у Даутендея и можно заказать свою особу со всеми прелестями, которыми наделила его природа. Даутендей схватит самые мелкие, едва уловимые черты ваши, ваши улыбку, ваши ясные очи… «Все нарисует солнце, что захочет Даутендей».

Поближе познакомиться с историей семьи Ольхиных можно будет, посетив выставку, которая продлится до 5 апреля 2020 года.

Также в Ивангородском художественном музее проходит выставка одной картины. На экспозиции представлены картины из фондов Ивангородского музея – «Часовня в лесу» художницы М. В. Якунчиковой и «Нева» художницы Е. С. Кругликовой

Работами художницы Марии Якунчиковой (1870-1902) восхищались современники, она была признана в кругу самых известных мастеров своего времени. Александр Николаевич Бенуа писал: «М.  В. Якунчикова-Вебер – удивительно симпатичная художественная личность. Она одна из тех, весьма немногих, женщин, которые сумели вложить всю прелесть женственности в свое искусство, неуловимый нежный и поэтический аромат, не впадая при том ни в дилетантизм, ни в приторность… М. В. Якунчикова не только большой поэт, но и большой мастер. С этой стороны она до сих пор недостаточно оценена, а между тем мало найдётся среди современных художников – и не только у нас, но и на Западе, – кто владел бы такой свежей, благородной палитрой, таким широким бодрым мастерством.».

Блестящее художественное будущее, казалось, ждало Марию, но, к сожалению, жизнь талантливой художницы оборвалась на отметке 32 года. Она пронеслась, как комета, по “небосклону” русского искусства и оставила свой яркий свет. Творческое наследие художницы, так же, как и её жизнь, разделено между Россией и Швейцарией. И если в России оно хранится в Третьяковской галерее, то в Швейцарии, где художница и похоронена, её произведения собраны в доме, где М.В. Якунчикова провела последние дни своей короткой жизни. Главным хранителем является её внучка, которая делала и делает много для того, чтобы имя бабушки заняло достойное место в истории как русского, так и европейского искусства.

Елизавета Сергеевна Кругликова (1865-1941) родилась в Петербурге в семье, любившей и понимавшей искусство. Отец будущей художницы служил офицером. Дочь офицера, она очень рано осознала свое призвание во многом благодаря атмосфере почитания искусства, царившей в ее семье.

Бесконечно экспериментируя, художница восстанавливала или заново открывала для себя их тонкости и придавала им современное звучание. Развитие русской гравюры в XX в. было немало обязано ее энтузиазму и усилиям. Наиболее весомых результатов художнице удалось добиться в двух областях. Первой из них по времени (с 1909 г.) была монотипия – старая, но практически исчезнувшая техника, позволявшая интересно соединять живопись с печатью. В своих изысканных и лаконичных, красивых по цвету натюрмортах, пейзажах и жанровых сценках Кругликова сумела использовать возможности этой техники так полно, как не удавалось, пожалуй, никому после нее. Второй областью (с 1914 г.) был силуэт, также крайне редко привлекавший больших художников и столь любимый ремесленниками и дилетантами. Элементарную технику вырезания из черной бумаги Кругликова использовала для создания превосходных и разнообразных произведений. Наибольшей известностью пользуется ее громадная (около 1000 работ) серия портретных изображений современников, преимущественно деятелей культуры, которую она создавала в течение почти двадцати лет (М. И. Цветаева, М. А. Волошин, А. А. Блок, А.Ахматова, А. Н. Толстой, В. В. Маяковский и др.). Несомненное сходство и острая, подчас немного шаржированная, психологическая выразительность придают им характер своеобразного художественного документа, красноречиво характеризующего людей этого насыщенного событиями времени.

Кругликова оставила огромное художественное наследие и богатый личный архив, к сожалению, погибший во время блокады Ленинграда. Она скончалась в 1941 году в Ленинграде и была похоронена на Литераторских мостках петербургского Волковского кладбища.

Благодарим за предоставленные материалы И. В. Коновалову.

Читать свежий номер газеты “Восточный берег”